Как два брата превратили семь строк кода в стартап стоимостью $9,2 млрд
Bloomberg
Главная Технологии

Каждый день американцы тратят в интернете около 1,2 млрд долларов. По данным Министерства торговли США, за последние пять лет этот показатель удвоился, и в ближайшие пять лет удвоится еще раз, — интернет продолжает подминать под себя традиционную розничную торговлю.

Странно, но факт: финансовая инфраструктура глобальной сети давно устарела и работает непозволительно медленно. Уже несколько лет взрывной рост электронной торговли опережает темпы развития платежных технологий. Если компания хочет открыть онлайн-магазин, ей нужно найти банк, платежный процессор и «шлюз», который будет обрабатывать операции между ними. Поиск посредников может занять недели, причем каждому из них впоследствии придется платить комиссионные. Большая часть программного обеспечения, которое обрабатывает транзакции, была написана десятки лет назад. Даже более современное ПО обычно создается не технологическими компаниями, а банками и финансовыми организациями, поэтому его качество иногда оставляет желать лучшего.

В 2010 году Патрик и Джон Коллисоны, два брата родом из ирландской деревни, решили изменить ситуацию. Их компания, Stripe Inc., разработала программное обеспечение, с помощью которого предприятия смогли мгновенно подключаться к банковским системам и получать платежи. Продукт стал крайне популярен среди стартапов Кремниевой долины. Такие компании, как Lyft, Facebook (NASDAQ: FB), DoorDash и тысячи их последователей сделали Stripe основой своих финансовых операций.

Как два брата превратили семь строк кода в стартап стоимостью $9,2 млрд
Bloomberg

Tеперь компания ежегодно обрабатывает онлайн-транзакции на десятки миллиардов долларов, зарабатывая на незначительной комиссии. Половина американцев, которые за прошлый год покупали что-то в интернете, могли, сами того не зная, пользоваться системами Stripe. Компания оценивается в 9,2 млрд долларов, в несколько раз больше, чем ее ближайшие конкуренты, а ее основатели, 26-летний Патрик и 28-летний Джон, вошли в число самых молодых миллиардеров в мире.

Но платежи — это очень конкурентный рынок. Свою долю пирога пытаются урвать и бесчисленные стартапы, и крупные банки, и такие компании, как Google (NASDAQ: GOOGL) или Apple (NASDAQ: AAPL). Такая ожесточенная конкуренция вкупе с низкой доходностью в отрасли приводит к тому, что многие эксперты скептически смотрят на высокую оценку Stripe.

«Пока и речи не идет о том, чтобы они могли как-то оправдать такую оценку. Они оцениваются выше, чем многие крупные игроки, которые работают уже много лет, управляют тысячами сотрудников и имеют клиентов по всему миру», — говорит Брендан Миллер, аналитик Forrester Research Inc.

Правда, недавно Stripe заметно укрепила свои позиции на рынке, заключив партнерство с Amazon (NASDAQ: AMZN), крупнейшим и наиболее востребованным клиентом на онлайн-рынке. Уже пару недель Stripe обрабатывает значительную часть транзакций Amazon. Точные данные об объеме операций не разглашаются; о самой сделке стало известно лишь благодаря тому, что Stripe добавила логотип Amazon на свой сайт. Это партнерство может помочь Stripe значительно увеличить объем своих операций.

Как бы то ни было, сама компания видит свою миссию не в том, чтобы помочь кому-то продать больше книг и пылесосов. Главная цель Stripe — ни много ни мало «увеличить ВВП Интернета», говорит Патрик.

Чтобы добиться этого, компания начинает выходить за рамки рынка цифровых платежей. Ее новое программное обеспечение помогает компаниям организовывать свою внутреннюю структуру, платить работникам и обнаруживать мошенничество. Stripe хочет изменить направление, в котором онлайн-бизнес развивался последние 20 лет, и дать любой компании с яркими идеями возможность побороться за место под солнцем.

«Мы считаем, что если у пары предпринимателей в гараже будет доступ к той же инфраструктуре, что и у корпорации со штатом в 100 000 человек, в итоге это действительно позволит изменить мир к лучшему», — говорит Патрик.

Братья Коллисон родились в Лимерике и несколько раз переезжали с семьей, пока не осели в Дроминире, идиллической деревне в центральной Ирландии. Их родители в молодости занимались наукой, — отец Деннис специализировался на электротехнике, мать Лили — на микробиологии. На новом месте они решили стать предпринимателями: Денис управлял гостиницей на берегу Лох-Дерга, а Лили основала компанию по корпоративному обучению, которой управляла удаленно.

«Предприниматель — слово длинное и звучит внушительно, но не слишком привлекательно. Впрочем, нам это казалось нормальным, потому что все, что делают твои родители, кажется нормальным», — говорит Патрик.

Мальчики ходили в маленькую сельскую школу. Заскучав в классе, Патрик читал книги. Он старался сидеть так, чтобы учитель этого не заметил, и лишь через несколько лет узнал, что просвещенный директор попросил учителей разрешить детям читать, что они захотят. Последний год Патрик занимался дома, чтобы закончить школу экстерном в 16 лет и поскорее поступить в университет. За 20 дней ему удалось сдать 30 экзаменов, — обычно на это уходит целых два года. В честь своего успеха он пробежал марафон.

В том же году он получил звание «Молодой ученый года» за разработку языка программирования и системы искусственного интеллекта. Газеты называли его «самым умным рыжим в Ирландии».

В 2006 году Патрика приняли в Массачусетский технологический институт на основе теста, который он сдал еще в 13 лет. Джон последовал за ним в Америку и два года спустя стал студентом Гарварда. В свободное время братья разрабатывали приложения для iPhone. Одним из их первых хитов стала оффлайн-версия Википедии стоимостью 8 долларов, — братья так хорошо оптимизировали код, что приложению хватало памяти почти на любом смартфоне. Кроме того, они придумали эффективный способ управления аукционами на eBay, основав для этого отдельную компанию Auctomatic Inc., которую продали за 5 млн долларов в 2008 году.

Вскоре братья бросили учебу, а в конце 2009 года начали работать над идеей, которая позже легла в основу Stripe. Они открыли офис в Пало-Альто, который оказался через дорогу от старой штаб-квартиры PayPal (NASDAQ: PYPL). Коллисоны ездили в офис на велосипедах, пытаясь поставить личные рекорды скорости, — отчасти из соревновательного духа, отчасти из-за нежелания тратиться на автомобиль, говорит Майк Мориц, один из первых инвесторов PayPal и член совета Stripe.

«У было одно важное преимущество: они прибыли в Калифорнию, не будучи отравленными воздухом Кремниевой долины. Они держались очень скромно. Их история кажется такой невероятной: два брата из ирландской деревушки пришли и создали компанию, которая вполне может стать одним из самых важных проектов в интернете», — объясняет он.

Stripe дебютировала в 2011 году; Патрик занял пост главного исполнительного директора, Джон стал президентом компании. Братья потратили два года на тестирование своих услуг и установление отношений с банками и регулирующими органами, поэтому для обработки платежей клиентам достаточно было добавить на свой сайт семь строк кода. То, что когда-то занимало недели, теперь можно было сделать за секунды. Слухи об элегантном новом решении разлетелись быстро.

Подход Stripe был гениален вдвойне. Обычно выбор платежной системы осуществляет финансовый менеджмент компании. Но Stripe обращалась напрямую к разработчикам, закрепляя свои позиции с первых дней существования стартапа. Ее технология идеально подходила для бизнес-моделей современного интернета, от торговых площадок вроде Shopify до проектов в сфере «экономики совместного использования», таких как Lyft.

Создание платформы для Lyft, которая позволила бы взимать плату с миллионов клиентов и перечислять комиссионные водителям, заняло бы не меньше шести месяцев. «Нужно следить за тем, кто сколько заработал, и за графиком выплат, и при том соответствовать всяким странным нормативным требованиям», — говорит Джон. — «Убытки, которые несли эти компании, пытаясь разобраться с платежами, ложились на плечи клиентов. Мы могли с легкостью взять это на себя и оставить им бизнес».

Как два брата превратили семь строк кода в стартап стоимостью $9,2 млрд
Bloomberg

Стартапы сразу оценили Stripe, но большинство потенциальных инвесторов отнеслись к компании скептически. Как небольшая группа молодых инженеров собирается изменить финансовую структуру Интернета? Разве они не слышали о PayPal? По иронии судьбы, первыми в компанию захотели вложиться сооснователи PayPal Питер Тиль и Илон Маск. Они поняли, что их технология отстает от требований времени. «PayPal — отличный корабль, но его винты заржавели, а корпус оброс ракушками», — говорит Мориц. — «Проводить платежи все еще было слишком сложно, и это нужно было признать».

Как «мафия PayPal» захватила Кремниевую долину

Сегодня Stripe — основная финансовая платформа для более чем 100 тыс. предприятий. Система хранит ключевую финансовую информацию, такую ​​как номера кредитных карт, разбирается с мошенниками и своевременно добавляет поддержку новых услуг, таких как Apple Pay. Stripe 2,9% за платежи по кредитным картам, хотя при высоких объемах платежей. Stripe не раскрывает количество транзакций, которые обрабатывает, но аналитики считают, что через компанию проходит около 50 млрд долларов в год, что означает примерно 1,5 млрд долларов выручки. Все, что остается после выплаты комиссий банкам, достается Stripe. Как правило, банки могут требовать за свои услуги до 2,5%, но Патрик настаивает, что доходность Stripe выше, чем полагают аналитики, — впрочем, не рассказывает подробностей.

Stripe работает в мире, где доминируют банки и кредитные компании, и во многом компании приходится следовать их правилам. Однако она играет на глобальном рынке, где нет недостатка в потенциальных клиентах, — и конкурентах.

Самые прямые конкуренты Stripe — Braintree Payment Solutions LLC, дочерняя компания PayPal (Мориц, Маск и Тиль продали PayPal аукционной площадке eBay в 2002 году), и голландская компания Adyen. Они работают в партнерстве с Netflix, Airbnb и Uber, которые обеспечивают им большие объемы транзакций. Кроме того, есть Square, которая занимается частными переводами в розничных сетях, Google и Apple, которые сосредоточились на платежах через смартфоны, и компании вроде Alibaba, которые разрабатывают собственные платежные платформы. Многие старые платежные сервисы, тоже пытаются модернизировать свои технологии.

Stripe продолжает привлекать стартапы. Компания надеется вовремя найти очередной Uber или Airbnb, чтобы нажиться на его стремительном росте. «Если подумать о перспективах развития интернета, ясно, что большая часть успехов еще впереди», — говорит Патрик. Но Stripe также заключать сделки и с крупными розничными компаниями вроде Target и Under Armor. Такие отношения стали возможными в основном благодаря доверию со стороны Amazon.

В 2016 году Stripe переехала в офис в Сан-Франциско. Предыдущий арендатор, файлообменный сервис Dropbox, оставил ей в наследство бар, студию звукозаписи, комнату Lego и качели. Коллисоны избавились от всего этого. Теперь пространство спланировано с расчетом на максимальную продуктивность.

Стол Патрика завален книгами. Здесь есть и экземпляр «The Dream Machine», книги о Джозефе Ликлайдере, «крестном отце» современного интернета. Оригинальный тираж уже давно нигде не найти, но Патрик так любит эту книгу, что выкупил права на нее и напечатал сотни экземпляров для сотрудников и гостей компании. Обои на его компьютере показывают обратный отсчет его жизни: ему осталось 52 года и несколько дней. «Это очень грубая оценка, но и она хорошо напоминает о том, как быстро вы стареете», — говорит он. В его рыжих волосах уже проглядывает седина. — «Если поговорить со стариками, многие скажут вам, что хотели бы больше наслаждаться жизнью, но мало кто будет жалеть о том, что слишком редко тратил время впустую».

Братья все еще живут вместе. В выходные Джон платит студенту из Стэнфорда за уроки права, а у Патрика есть репетитор по физике. Между собой братья говорят на компьютерном жаргоне, причем разговор может за считанные минуты перейти от турецкой политики к водоснабжению Сан-Франциско или к авиации (оба брата умеют управлять самолетом).

В свободное время они летают, бегают на разные дистанции и хвастаются результатами в специализированной спортивной соцсети Strava. На корпоративных забегах Патрик отстает, чтобы бежать рядом с самым медленным сотрудником, а Джон порой печет на всех блинчики, которые раздает после пробежки.

Три года назад у Stripe было 80 сотрудников. Сейчас их 750. Компания продолжает укреплять свою репутацию среди разработчиков. Недавно братья наняли Сьюзан Фаулер, чей пост о случаях сексуального домогательства в Uber стал основанием для внутреннего расследования, и, в конечном счете, отставки генерального директора компании Трэвиса Каланика. В Stripe Фаулер отвечает за выпуск ежеквартального журнала «Продвижение», где собраны истории о том, как инженеры других компаний справляются с различными проблемами. Stripe также приобрела Indie Hackers, сайт, специализирующийся на исследовании приложений и программных инструментов.

Коллисоны хотят интегрировать новые инструменты в свой основной продукт, чтобы сделать свою комиссию в 2,9% еще более оправданной. Один из таких инструментов, Radar представляет собой систему обнаружения мошенничества. Stripe использует систему искусственного интеллекта для анализа платежей в своей сети и выявления подозрительной активности. Благодаря огромному потоку данных Stripe может выявлять закономерности эффективнее, чем любая компания, анализирующая свои частные транзакции. Radar поставляется бесплатно, но Stripe хочет ввести платную подписку на дополнительные услуги, такие как техподдержка для более крупных клиентов.

Как два брата превратили семь строк кода в стартап стоимостью $9,2 млрд
Bloomberg

В мае Патрик совершил пятидневную поездку в Израиль, чтобы представить эти продукты инвесторам и молодым предпринимателям. Большую часть поездки ему казалось, что он все еще в Кремниевой долине: те же офисы Google, те же постеры на стенах. На третий день он посетил палестинский город Рамалла на западном берегу Иордана. Около 50 человек пришли встретиться с ним в офисе Leaders, палестинской организации, которая управляет единственным в регионе технологическим парком. Только что закончился призыв к дневной молитве. Несколько человек курили на балконе конференц-зала на третьем этаже, глядя на пыльные здания, поля, усыпанные мусором и камнями, и пастуха, выгоняющего овец. Патрик забрался на табурет, чтобы привлечь внимание аудитории, извинился за то, что не говорит по-арабски и начал свою речь.

Большая часть обсуждения касалась Atlas, сервиса, который Stripe запустила за год до этого. За $500 предприятие могло получить формальное представительство в штате Делавэр, получить идентификационный номер налогоплательщика и счет в американском банке, а вдобавок налоговые и юридические консультации по ведению бизнеса в США. Раньше для этого нужно было несколько месяцев провести в США, тесно работая с местными юристами. Как раньше с платежами, Stripe упростила процесс до нескольких кликов. Среди клиентов Atlas было немало американских компаний, которые хотели таким образом избежать бюрократии, но основная масса клиентов приходила из-за рубежа.

Как два брата превратили семь строк кода в стартап стоимостью $9,2 млрд
Bloomberg

Палестинским предпринимателям, которые хотели заниматься высокими технологиями, приходилось иметь дело с ограничениями на въезд, 2G-интернетом и нехваткой инвесторов. 30-летний Одех Гуран, один из участников встречи, разрабатывает платформу Mostawda, ближневосточную версию Etsy, которая связывает ремесленников и их клиентов от Марокко до Омана. Гуран использует Stripe для управления международными платежами и помогает мастерам заполнять магазины хиджабами, йогуртом и мозаикой. Он пользуется Atlas, чтобы привлечь иностранный венчурный капитал. «Когда я нашел Stripe, я поверить не мог своему счастью», — говорит он.

Патрик объяснил аудитории, что хорошо понимает, как тяжело находиться в изоляции, благодаря своему детству в сельской Ирландии: «Это создает ощущение неполноценности. Вам очевидно, что вы значите гораздо меньше, чем более крупные силы вокруг вас», — говорит он.

Участники встречи сказали ему, что собираются подать в PayPal петицию, для которой собрано более 100 тыс. подписей; активисты надеются пристыдить компанию, которая предоставила израильтянам возможность пользоваться своими сервисами, но закрыла их для палестинцев. В ответ Патрик пообещал, что Stripe будет развивать свой бизнес в Палестине и везде, где предприниматели нуждаются в помощи, добавив:

«Нас тянет к местам, которые остальная часть мира склонна недооценивать».

Подготовила Лиза Добкина

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно