Закат эпохи: Интернет-стартапы уходят в прошлое
AP Photo/Paul Sakuma, File
Главная Технологии

Еще недавно казалось, что новым открытием десятилетия станет Uber, но компания погрязла в скандалах и судах. А другие технологические компании и близко не подобрались к лидерам индустрии.

Кремниевая долина всегда считалась местом, где пара друзей, засев в гараже или в комнате в общаге, могут создать компанию, которая изменит мир. Так было с Apple и Microsoft в 1970-е, AOL в 1980-е, Amazon, Yahoo! и Google в 1990-е и, наконец, с Facebook в 2000-е.

А вот в 2010-е эпоха стартапов, судя по всему, закончилась. Нет, они, конечно, продолжают появляться, но уже не вызывают былого восхищения. Последний сверхуспешный технологический стартап — Facebook — возник аж 13 лет назад.

Еще до прошлого года казалось, что новым гигантом Кремниевой долины станет Uber. Но теперь после скандальной отставки Тревиса Каланика над компанией сгустились тучи. Другие технологические компании, основанные в последнее десятилетие, и близко не подобрались к лидерам индустрии. Самым ценным американским стартапом после Uber является Airbnb (но его стоимость составляет всего млрд долларов, что составляет около 7% от стоимости Facebook). Прочие технологические компании, такие как Snap, Square и Slack, стоят еще меньше.

Так что же происходит? Этот вопрос задали руководителям нескольких технологических компаний и венчурным инвесторам.

«Google и Amazon в 1990-е были своего рода Колумбом и Васко да Гамой, открывателями новых земель», — говорит Джей Завери, инвестор из компании Social Capital, расположенной в Кремниевой долине.

По его словам, первопроходцы интернета собрали «низко висящие плоды», заняв такие прибыльные ниши, как сетевой поиск, социальные сети и электронную коммерцию. К тому моменту, когда подтянулись следующие охотники за богатством, такие как Pinterest и Blue Apron, ресурсов стало меньше.

Но дело не только в этом. Сегодняшние технологические гиганты стали намного искушеннее по сравнению со своими предшественниками и работают на опережение, пресекая любые возможные угрозы своему лидерству. Они агрессивно расширяются, захватывая новые рынки и поглощая возможных конкурентов, пока те еще не успели вырасти. А также, как утверждают некоторые критики, они преуспели в контролировании инфраструктуры интернета, перекрывая те пути, которыми пользовались ранние интернет-компании для того, чтобы пробиться к массовому потребителю.

В результате индустрия, которая славилась своей демократичностью, превращается в олигополию — рыночную структуру, жестко контролируемую небольшим количеством крупных компаний.

Технологические гиганты часто поглощают конкурентов на ранней стадии

В Кремниевой долине все помнят, как некогда великие компании, такие как Digital Equipment Corporation, Sun Microsystems, AOL и Yahoo! потерпели крах вследствие масштабных технологических изменений. Венчурный капиталист Фин Барнс рассказал, что современные технологические гиганты тщательно изучили ошибки своих предшественников и не собираются их повторять.

По его словам, менеджеры нынешних флагманов индустрии — Facebook, Amazon, Google и Microsoft — намного лучше оценивают существующие риски.

Для Facebook первым серьезным испытанием стало появление смартфонов. Поначалу он был сайтом для настольных компьютеров, и массовый переход на мобильные устройства мог застать его врасплох, как это произошло с Yahoo!. Однако Цукерберг сразу понял важность устройств с сенсорным экраном и сделал разработку мобильных приложений приоритетной задачей.

Кроме того, Цукерберг занялся активным шопингом, скупая компании, продукция которых, на его взгляд, привлекала все большее число владельцев смартфонов. В 2012 году он приобрел Instagram, в котором работало всего несколько человек, за 1 млрд долларов. Двумя годами позднее он купил мессенджер WhatsApp за 19 млрд.

Цукерберг следовал стратегии, которую впервые применил Google. В 2006 году поисковый гигант заплатил 1,65 млрд за YouTube — сайт, который впоследствии превратился в одну из самых посещаемых в интернете площадок. Что еще важнее, в 2005 году Google приобрел малоизвестную компанию Android, занимавшуюся разработкой мобильных приложений, заложив фундамент для последующего доминирования на рынке операционных систем для смартфонов.

Эти приобретения оказались очень важными для обеих компаний. Согласно одному из рейтингов WhatsApp и YouTube являются самыми популярными социальными сетями после Facebook. Если не брать в расчет китайские сайты, то следующим в списке значится Instagram. Если бы эти компании сохранили независимость, то, вполне вероятно, выросли бы в серьезных конкурентов Google и Facebook. Вместо этого они вошли в состав империй этих двух компаний.

К той же стратегии прибег и Amazon. В 2009 году компания приобрела интернет-магазин обуви Zappos, а в следующем году Quidsi — фирму, который принадлежит популярный сайт для молодых родителей Diapers.com.

Технологические компании, сохраняющие независимость, сталкиваются с большой конкуренцией

Однако не все технологические стартапы соглашаются на предложения гигантов индустрии. Так Эван Шпигель, возглавляющий Snapchat, отклонил трехмиллиардное предложение о поглощении, сделанное Марком Цукербергом в 2013 году, и в 2017 вышел на биржу со своей компанией под названием Snap.

В ответ Facebook выпустил новое приложение, скопировав многие задумки Snapchat. В прошлом году принадлежащий Цукербергу Instagram представил свою версию популярной опции Snapchat Stories, и через полгода у Instagram Stories было больше ежедневных пользователей, чем у самого Snapchat. Также Instagram выпустил свою версию Snapchat-линз, позволяющих людям делать селфи с мордочками и ушами животных. Конкуренция со стороны Instagram понизила стоимость акций Snap.

Глава Yelp Джереми Стоппельман также отклонил предложения о продаже компании, сделанные Google и Yahoo!, и вывел компанию на биржу в 2012 году. Google ответил запуском собственного сервиса отзывов. И, как считает Стоппельман, поисковый гигант использует свое лидирующее положение для того, чтобы его сервис отзывов получал несправедливое преимущество.

«Google стал заворачивать гайки и выдавать необъективные результаты поиска», — жаловался Стоппельман в июньском интервью. Страницы Yelp опустились в выдаче результатов поиска Google, из-за чего Yelp стало труднее привлекать новых пользователей. Позиции Yelp в США были достаточно прочны, чтобы компания продолжала процветать, однако, по словам Стоппельмана, тактика Google осложнила компании выход на зарубежные рынки.

Угроза жесткой конкуренции может оказаться сильным доводом в пользу продажи независимого стартапа крупной компании. Так Quidsi, которому принадлежал Diapers.com, сначала отвергли предложение Amazon. В ответ Amazon начал продавать подгузники по демпинговым ценам.

«В какой-то момент, — пишет Брэд Стоун из Businessweek, — менеджеры Quidsi подсчитали, что с учетом расходов на доставку и оптовых цен Procter & Gamble Amazon на одних подгузниках потеряет 100 млн долларов за три месяца».

Будучи стартапом, поддерживаемым венчурным капиталом, Quidsi не мог нести такие убытки, и в 2010 году компании пришлось принять предложение Amazon.

Современные стартапы, ориентированные на потребителя, должны иметь в запасе большие деньги

Классические интернет-стартапы, такие как Yahoo!, eBay, Google и Facebook, запускались с помощью небольших сумм денег и становились прибыльными в течение нескольких лет.

«У Марка Цукерберга с его Facebook было огромное преимущество: он не испытывал давления, которое знакомо обычным люди, начинающим свое дело, — он просто экспериментировал, ничем не рискуя», — говорит инвестор Майк Мейплз из фирмы Floodgate.

В 2004 году, когда Цукерберг основал Facebook, эксплуатация сайта — даже привлекающего миллионы посетителей — стоила недорого. Поэтому Цукербергу удалось быстро выйти в плюс, и по мере роста компании сайт стал приносить большую прибыль, благодаря чему Facebook заработал кучу денег, вложив их в приобретение новых компаний и развитие технологий.

Однако в последние годы ситуация изменилась.

Когда инвесторы поняли, какую прибыль могут приносить лидирующие технологические компании, они стали прилагать все больше усилий для того, чтобы именно их стартапы занимали главенствующие позиции на рынке. По иронии судьбы, именно из-за этого всем новым компаниям теперь стало сложнее приносить прибыль.

Возьмем к примеру ситуацию, сложившуюся на рынке райдшеринга, где Uber и Lyft ввязались в многолетнюю войну цен, которая обошлась Uber в миллиарды долларов, а его менее успешному конкуренту — в сотни миллионов. Примерно так же обстоят дела и с рынком доставки еды, где компаниям пришлось потратить миллионы на привлечение новых клиентов.

Еще одно новшество: платформы, которые используют стартапы для привлечения пользователей, в своей массе контролируются крупными технологическими компаниями.

«Facebook вырос благодаря тому, что брал у своих пользователей контакты их друзей и рассылал им электронные письма, приглашая присоединиться к социальной сети, — говорит Стоппельман из Yelp. — Разрешает ли Facebook использовать такую тактику на своей платформе? Черта с два. Они требуют, чтобы им платили по $4 с каждого скачивания, и за это они обеспечат какое-то количество пользователей, попутно заработав кучу денег».

Поэтому, хотя технические расходы на создание интернет-сервиса сейчас меньше, чем когда бы то ни было, компаниям приходится тратить миллионы долларов на рекламу — чтобы потенциальные пользователи узнали об их приложении или сервисе. И немалая часть этих денег утекает в карманы Google и Facebook.

Меняется подход к инновациям

Все то, о чем говорилось выше, безусловно, важно, однако и переоценивать эти соображения тоже не стоит. Несмотря на все трудности, с которыми сталкиваются современные стартапы, нет сомнения, что компания с действительно революционным продуктом, рассчитанным на массового потребителя, так или иначе найдет путь к покупателю.

Несколько месяцев назад в Сети поднялся большой шум вокруг стартапа Juicero, продававшего соковыжималки за баснословные деньги. То обстоятельство, что гаджет, рассчитанный на сверхбогатых людей, получил финансирование, по-видимому, означает, что инвесторам не так просто найти проекты, ориентированные на более массового потребителя.

Juicero — это крайний случай. Но похоже, что и последние технологические стартапы, производящие более мейнстримную продукцию — Snap, Square, Pinterest и другие — не изменят мир так, как Apple, Amazon или Google в начале своего пути.

Такое происходило и раньше. В 1950-е, 1960-е и 1970-е инновации в производстве полупроводников следовали одна за другой. Однако в конце концов рынок успокоился, и лидирующие позиции на нем заняли несколько крупных компаний — Intel, Samsung и Qualcomm. Инновация в Кремниевой долине не остановилась, просто теперь она затрагивает не чипы, а другие вещи.

В 1980-е были основаны такие великие компании, как Microsoft, Adobe и Intuit, производящие ПО для компьютеров. Эти компании и сейчас приносят хорошую прибыль — как и Intel — однако для стартапов, занимающихся разработкой программ для настольных компьютеров, на рынке сейчас места нет.

Возможно, мы приближаемся к тому же и в области приложений и онлайн-сервисов. Количество вещей, которые можно делать с помощью браузера или смартфона ограничено — и не исключено, что Google, Facebook, Snap и подобные им компании уже заняли все важные ниши на этом рынке.

Разумеется, это не означает, что процессу инноваций в Кремниевой долине придет конец. Но он может развиваться совершенно в иных сферах, вовсе не тех, которые мы наблюдали в течение последних 20 лет.

Вот, например, Tesla. С виду это классическая компания из Кремниевой долины. Ее штаб-квартира расположена в Пало-Альто, и штат компании состоит из множества программистов, разрабатывающих самые разные штуки, начиная с сенсорных

интерфейсов и заканчивая ПО для автопилотов.

Но во многом Tesla отличается от типичной компании из Кремниевой долины. В то время, как Apple изготавливает iPhone в Китае, автозавод Tesla находится во Фримонте, штат Калифорния. Если Uber и Airbnb не заинтересованы в приобретении машин и домов, то Tesla потратила миллиарды долларов на гигафабрику по производству аккумуляторов.

Так что даже если такие флагманы индустрии, как Google, Facebook и Amazon продолжат доминировать на рынке интернет-услуг, это не означает, что они останутся лидерами в области технологических инноваций — если трактовать это понятие более широко. Скорее, произойдет изменение вектора инновации: от мобильных приложений в сторону, например, электрокаров или дронов-курьеров. Мы воспринимаем слова «Кремниевая долина», «интернет» и «инновации» практически как синонимы, однако новая волна инноваций может полностью разрушить наши привычные представления.

Подготовила Евгения Сидорова

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно