Новая мафия: О чем умалчивают разработчики EOS
Главная Мнения, Криптоинвестиции, Альткоины

Тийс Маас, который занимается изучением юридической стороны блокчейна, поделился своим мнением о том, почему к криптопроекту EOS надо относиться с осторожностью.

Если бы еще в прошлом году мне сказали, что запуск проекта без какого-либо продукта может собрать более 4 млрд долларов, я бы, вероятно, не поверил — и мне трудно поверить до сих пор. Тем не менее с EOS именно это и произошло. Все, что известно о платформе, которая запустила работу основной сети на прошлой неделе, это обещания, а мы знаем, что они выполняются не всегда.

Что обещает EOS?

EOS — относительно новый проект, и его авторы обещают создать децентрализованную операционную систему со смарт-контрактами, подобную Ethereum, только лучше.

Отличие EOS в том, что платформа рано или поздно позволит запускать приложения промышленного масштаба — без транзакционных сборов и с производительностью в миллионы транзакций в секунду. Разработчики EOS обещают, что платформа будет способна обрабатывать не менее 1000 транзакций в секунду (Ethereum способен «переварить» около 15).

Конечно, такое радикальное улучшение производительности вызывает большой интерес к EOS, и компания-разработчик, Block.one, собрала на развитие платформы и ее экосистемы 4 млрд долларов в рамках ICO. Удивительно, но им удалось это сделать без работающего продукта, более того, когда они начали ICO, у них не было написано ни одной строчки кода.

Это звучит невероятно, но, возможно, отчасти объясняется обещанными радикальными улучшениями по сравнению с другими платформами для выполнения смарт-контрактов и уровнем шумихи вокруг подобных платформ. Но как же EOS собирается выполнить свои обещания?

Разгадка кроется в компромиссе: EOS снижает степень децентрализации ради масштабируемости.

Децентрализация — это одна из основных характеристик хорошей криптовалюты, поскольку она обеспечивает сопротивление цензуре, привлекая к созданию блоков множество игроков, причем чем их больше, тем лучше.

Проблема в том, что все эти игроки должны постоянно синхронизировать между собой блокчейн, а в случае с платформой для смарт-контрактов каждый создатель блока (независимо от механизма консенсуса) должен также выполнять код каждого смарт-контракта. Как понятно, это очень затратный процесс, и он значительно ограничивает пропускную способность сети.

Идея EOS заключается в том, что сохранение информации в блокчейне, «распространение блоков» и исполнение кода смарт-контрактов обрабатывается лишь 21 участником, так называемыми распространителями блоков, или BP. Эти BP используют оптимизированное оборудование, синхронизируются только друг с другом, а не со всей сетью, что позволяет получить несравнимую с другими криптовалютами производительность.

Помимо этого, EOS также обещает, что транзакции в сети будут полностью бесплатными!

Звучит здорово, правда? В чем же подвох?

Подвох №1. Новая мафия

Не поймите меня неправильно: я уверен, что широкой общественности масштабируемость гораздо важнее децентрализации, и архитектура, в которой вторым немного поступились ради первого, это не обязательно плохая архитектура. Тем не менее все нужно делать правильно.

Дело в том, что, если убрать из блокчейна децентрализацию, он будет ничем не лучше традиционной базы данных, ведь главное его преимущество — способность сопротивляться любой цензуре.

Без этого в блокчейне нет смысла, вполне можно использовать технологии предыдущего поколения.

Итак, достаточно ли 21 участника для децентрализации?

Если бы распространители блоков были полностью анонимны и не могли общаться друг с другом, возможно, это имело бы смысл, но ведь это не так.

Кроме того, нужно разобраться, как выбираются BP. По сути, любой обладатель токенов EOS может проголосовать своей ставкой за выбранного кандидата, желающего стать одним из BP. Тем, кто выиграет выборы, достанется право создавать блоки, и они будут получать за это вознаграждение.

Быть ВР очень здорово. При нынешней цене EOS (на июнь 2018 года) BP получает вознаграждение в размере более 1,5 млн долларов в год. Более того, еще около 102 млн долларов делятся между BP по результатам выборов в пропорции к полученным голосам.

Таким образом, у участников выборов есть прямой интерес в покупке голосов за счет будущего вознаграждения за создание блоков. Кроме того, однажды избравшись, BP, несомненно, захотят остаться у власти, а значит, они будут создавать союзы для голосования друг за друга. Был такой проект Lisk, где использовалась очень похожая система, и там очень быстро образовались две мощные мафиозные коалиции, Elite и GDT.

Как только такие коалиции будут сформированы, децентрализация платформы EOS бесследно испарится, а значит, сопротивление цензуре перестанет быть возможным.

Коалиции могут даже заняться вымогательством у компаний, строящих бизнес на платформе EOS — можно представить себе сценарий, в котором транзакции такого бизнеса подвергаются цензуре со стороны картелей, если они не выполняют условия BP.

Вы скажете, что такая цензура повредит BP — это приведет к огласке и, как следствие, к снижению цены на EOS, а поскольку BP, вероятно, будут владеть EOS, это им не на руку.

Но цензура может быть скрытой. Например, картель может затруднить работу конкретного бизнеса за счет небольших изменений в работе сети, ведь правила сети также находятся в руках «демократически избранных» картелей.

При косвенной, скрытой цензуре публичная реакция будет минимальной — в худшем случае BP придется объяснить, почему они изменили протокол, и, пока такие объяснения будут минимально правдоподобными, широкая публика даже не узнает ни о каком рэкете.

Конечно, возможно, BP будут действовать этично, но вся идея криптовалюты состоит в том, чтобы не нужно было полагаться ни на чьи обещания.

Подвох №2. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке

EOS обещает нам бесплатные транзакции, и тут возникает вопрос: если это возможно, почему этого не предлагает никто другой?

Обычно плата за транзакцию призвана стимулировать майнеров, то есть создателей блоков — им становится выгодно прилагать усилия для проверки и обновления состояния блокчейна в обмен на вознаграждение.

В каждом блокчейне есть подобная система стимулов, и единственное отличие EOS заключается в том, что эти стимулы для BP устроены вышеописанным образом, а не в виде комиссий за транзакции, и монеты, которые будут выпускаться для этой цели, обеспечивают в системе 5-процентную годовую инфляцию.

Получается, что, когда я отправляю деньги, мне не нужно платить комиссию, но эти платежи не исчезают, они просто скрыты — мои транзакционные сборы взимаются с каждого владельца EOS в форме инфляции.

Другие возможные проблемы

ICO EOS было открыто для инвесторов в течение года, но привлеченные средства не блокировались, и ликвидность на вторичном рынке EOS была высокой. А значит, Block.One могли поступать следующим образом:

Предлагать публике покупать EOS → купить у себя же EOS → получить и деньги, и EOS → повторить → смотреть, как растет цена токена, а с ней и интерес со стороны рынка → продавать свои бесплатные EOS на вторичном рынке → профит!

Дело в том, что у Дэна Ларимера, руководителя проекта EOS, несколько сомнительная репутация. Да, он отличный разработчик, ранее участвовавший в создании блокчейн-проектов Bitshares и Steem, но некоторые истории из его прошлого выставляют его в сомнительном свете. Например, ходят слухи, что на первых этапах майнинга Steemit он мухлевал. Кроме того, как сказал его бывший коллега Чарльз Хоскинсон, «Лаример еще не закончил ни одного проекта». Разбогатеть, однако, ему вполне удалось.

В соглашении о покупке токенов EOS утверждается, что токены абсолютно бесполезны и не дают никаких прав покупателю, что вызывает вопросы, но, вероятнее всего, Block.One просто пытается полностью дистанцироваться от разработки платформы. Имеет ли эта часть соглашения юридическую силу — это другой вопрос.

Безопасность — самая важная составляющая любого блокчейн-проекта, и тот факт, что внутренняя система Block.One была взломана во время ICO, и миллионы долларов инвесторов были украдены фишерами, не добавляет уверенности в способности компании создавать безопасные системы.

Далее: Block.One объявила о вознаграждении в 10 тыс. долларов за каждую ошибку, обнаруженную в ее программном обеспечении, и всего за неделю один из специалистов по безопасности получил 120 тыс. долларов за сообщения об ошибках.

Конечно, я не считаю, что в вознаграждении за поиск уязвимостей есть что-то плохое, но тут получилось как-то слишком легко.

У EOS есть Конституция — набор правил для всех пользователей сети. Я не буду углубляться в эту революционную концепцию, в которой мало общего с обычным пользовательским соглашением, но по этому документу видно, что у его авторов нет никакого юридического опыта. Я уверен, что низкое качество этой Конституции еще скажется, а вот действительно четко прописанные правила в сочетании с правовыми средствами защиты от сговора ВР могли бы снизить вероятность такого сценария.

Текущее состояние EOS

BP проголосовали за запуск сети и приняли решение о выпуске новых токенов EOS, которые, по-видимому, предназначены для создания учетных записей. Это совсем здорово — ни одно криптовалютное сообщество в здравом уме не стало бы менять общее количество токенов, ведь фиксированное или предсказуемое количество токенов — это еще одно важнейшее преимущество криптовалюты, и, представьте, первое же решение BP создает прецедент нарушения этого фундаментального правила. Это просто какая-то комедия.

Зато с Конституцией.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Подготовила Тая Арянова

Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Free market quotes
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно