От феодализма к клановому капитализму: Путь Северной Кореи
AP Photo/Wong Maye-E, File
Главная Мнения, Северная Корея

Financial Times: Как Северная Корея переходит от жестко контролируемой государственной социалистической экономики к рыночной.

Группу иностранных журналистов разбудили затемно и запихнули в автобус, отобрав мобильные телефоны. Дело было в Пхеньяне, и местные чиновники настаивали, чтобы журналисты стали свидетелями «большого и важного события». Страна боялась, что США могут нацелиться на северокорейскую столицу, и казалось, что режим Ким Чен Ына хочет устроить очередную демонстрацию силы.

Но пункт назначения оказался для иностранных гостей сюрпризом. Когда репортеры высадились из автобуса, их взорам предстала не межконтинентальная баллистическая ракета, а широкий бульвар, окруженный небоскребами. Мировую прессу пригласили на торжественное открытия улицы Рёмён — строительного проекта, который стал для северных корейцев символом экономического развития страны.

Получив власть пять лет назад, Ким Чем Ын открыто объявил экономический рост одной из двух своих главных целей — наряду с разработкой ядерного оружия.

Результатом стали постепенные рыночные реформы, которые привели к быстрому подъему частного предпринимательства и росту уровня жизни. На это указывают и северокорейские эксперты, и данные разведки, и бывшие жители страны, и бизнесмены, имеющие дело с предприятиями в КНДР.

Все это бросает вызов западным предрассудкам о закрытом государстве. Пак Соккиль, один из директоров группы Liberty in North Korea, которая ежегодно беженцам из КНДР, говорит:

«Северная Корея, в сущности, переходит от очень жестко контролируемой государственной социалистической экономики к рыночной. Да, возможно, она продвигается вперед неравномерно, но кажется, что в долгосрочной перспективе стране будет очень трудно вернуться к репрессиям и плановой экономике».

США давно пытаются ограничить режим Ким Чен Ына с помощью новых санкций — и, скорее всего, после гибели американского студента Отто Вармбье, попавшего в тюрьму в Северной Корее, это давление только усилится. Но, несмотря ни на что, экономика демонстрирует удивительную жизнеспособность, и, возможно, повлиять на Пхеньян будет не так просто, как кажется.

Конечно, анализировать экономику Северной Кореи нужно с осторожностью. Надежных экономических данных не хватает, а оценки сильно различаются. Прогнозы по росту ВВП на душу населения в 2015 году разнились от −1% по оценке Банка Кореи до 9% по оценке Научно-исследовательского института Hyundai. Кент Бойдстон, аналитик Института международной экономики Петерсона, говорит:

«Трудностей, которые нужно преодолеть для точной оценки ВВП Северной Кореи, очень много. Главным образом они связаны с нехваткой достоверных макроэкономических данных».

Но для тех, кто следит за страной достаточно пристально, признаки перемен очевидны. Особенно примечателен рост заработной платы и увеличение численности относительно обеспеченных слоев населения.

«В Пхеньяне эти изменения очевидны. На дорогах много машин, а городской пейзаж преобразился до неузнаваемости», — говорит бывший сотрудник американской разведки, указывая на растущее использование таких технических новинок, как солнечные панели и кондиционеры — раньше они были редкостью.

FOTOS: Así vive la gente común en Corea del Norte

Реформы, которые привели к буму производства на де-факто частных предприятиях, реализованы почти полностью в неофициальном порядке, о чем мало упоминается в государственных СМИ. Ким Чен Ын не может поставить под сомнение идеологическое наследие своего отца и деда, которые отрицали свободный рынок, потому что это поднимет вопросы о его собственной позиции, говорит Андрей Ланков, ученый из Сеула, подолгу живший в Пхеньяне:

«Ким Чен Ын решил сделать то, чего так боялся его отец, — он начал вводить важные элементы рыночной экономики. По сути, он сказал народу, что теперь вести бизнес можно. Но это не означает либерализацию политики».

Очевидно, Ким Чен Ын предпринимает первые шаги для реализации той же модели, которой в последние десятилетия следовали Китай и Вьетнам: рыночные реформы при сохранении жесткого политического контроля.

Кое-что о намерениях Ким Чен Ына можно понять по его действиям. Аналитики говорят, что в первую очередь он старается не делать ничего, что могло бы повредить частному предпринимательству. В то же время его выбор чиновников в экономической сфере предполагает, что он нацелен на рост. Председателем комиссии на апрельском открытии небоскреба был Пак Пон Джу, которого еще в 2007 году сместили с должности премьер-министра за агитацию в пользу рыночных реформ. Теперь он контролирует экономику страны.

От феодализма к клановому капитализму: Путь Северной Кореи

Лим Кантхэк, ученый из Корейского института национального объединения, указывает, что «рыночная деятельность по-прежнему происходит под контролем государства»:

«Ким Чен Ын действует практично — он готов до какой-то степени терпеть рыночную активность, чтобы дать своему народу лучшую жизнь».

В результате, по мнению Ланкова, удалось добиться «значительного повышения уровня жизни» и положительной экономической динамики. Лучше всего это заметно по появлению большого количества новых ресторанов и рынков.

Такие рынки (официальные и неофициальные) становятся для северных корейцев основным местом приобретения потребительских товаров. Согласно опросу более чем 1000 перебежчиков, проведенному Корейским институтом развития, более 85% жителей КНДР сегодня используют эти рынки для приобретения продовольствия, и лишь 6% полагаются на государственные пайки.

За последние несколько лет экспоненциально выросла и заработная плата. По данным института, зарплаты в официальном государственном секторе за последние 10 лет увеличились более чем на 250% и теперь составляют более 75 тыс. северокорейских вон (около 85 долларов США) в месяц, а заработная плата в неофициальных рабочих местах, таких как частные предприятия, выросла более чем на 1200%.

По оценке Ли Пенъо, бывшего главы разведывательной службы Южной Кореи, около 40% населения Северной Кореи теперь работает в частных предприятиях. Даниел Тудор, соавтор книги о развивающемся капитализме Северной Кореи, говорит:

«Экономика Северной Кореи — незаконная, неофициальная. КНДР движется от феодализма напрямую к капитализму».

Для ведения частного бизнеса, как правило, необходимо договориться с нужным человеком в министерстве. Тудор утверждает, что за право открыть свою компанию состоятельные граждане дают взятки чиновникам. После этого они могут заниматься бизнесом без вмешательства со стороны государства и только ежемесячно платят чиновникам откаты, обычно составляющие 30% от дохода. «Это своего рода налог», — говорит Тудор.

Помимо негласного разрешения на ведение частного бизнеса, Ким Чен Ын провел масштабные реформы в области сельского хозяйства и промышленности, предоставив директорам предприятий большую свободу в принятии решений. Андрей Абрахамян из компании Choson Exchange, которая занимается поддержкой частного предпринимательства в Северной Корее, говорит:

«О Северной Корее сложилось в корне неверное представление, будто бы там есть только государственный бизнес. Имя Ким Чен Ына связано с экономическими реформами, которые привели к улучшению качества жизни и товаров широкого потребления».

Абрахамян, посетивший Северную Корею 29 раз, отмечает, что там появились первые признаки зарождения корпораций, или чеболей, как они называются в Южной Корее:

«Можно говорить о том, что в Северной Корее происходит конгломератизация, очень напоминающая то, что мы видим в Южной Корее и Японии. Есть определенные сферы экономики, которые оказались более выгодными, чем другие, и за долю на этих рынках ведется серьезная борьба».

Абрахамян приводит в пример компанию Масикрен, которая управляет горнолыжным курортом, занимается производством бутилированной воды, автобусными перевозками и туризмом. В этот список можно добавить и государственную авиакомпанию Air Koryo, также владеющую одним из немногих таксопарков Пхеньяна, которая недавно начала производить консервы из фазана.

Сразу после Корейской войны в экономическом плане КНДР оказалась впереди своего южного соседа, однако во второй половине прошлого века ситуация становилась все хуже и хуже и достигла дна в середине 1990-х, когда из-за ужасного голода погибли сотни тысяч человек.

Хотя последующее развитие низового капитализма дало толчок северокорейской экономике, ей все еще предстоит реализовать то, что аналитик компании Goldman Sachs Квон Гухун называет «мощным скрытым потенциалом», который заключается в наличии большого количества рабочей силы и различных природных ресурсов, таких как уголь, уран и железная руда.

Даже несмотря на скромные попытки реформирования, экономику Северной Кореи душат нехватка электроэнергии, отсутствие современного оборудования и санкции, наложенные на Пхеньян после испытаний ядерного оружия.

Парк считает, что инвестиционная среда Северной Кореи не внушает доверия из-за сильного стремления местных властей к изоляционизму.

«Какие санкции наносят наибольший вред Северной Корее? Те, которые устанавливает само правительство этой страны», — говорит он, приводя в пример случай с лихорадкой Эбола в 2014 году. Тогда Пхеньян закрыл границы для тех немногочисленных туристов, которые хотели посетить Северную Корею, хотя в этом регионе не было зафиксировано случаев заболевания.

От феодализма к клановому капитализму: Путь Северной Кореи

Государственное новостное агентство KCNA сообщило, что в мае власти Северной Кореи провели торгово-промышленную ярмарку, участниками которой стали более 230 компаний из разных стран, таких как Индонезия, Италия и Белоруссия. Глава организационного комитета ярмарки заявил, что она приведет к установлению дружеских связей и развитию промышленности в регионе.

Однако инвесторы не слишком доверяют северокорейской модели экономики, в которой нет никаких правил и все основано на личных связях. Единственными иностранцами, которые могут ориентироваться в этой сложной бизнес-среде, являются этнические корейцы из Китая. Они говорят на местном языке и имеют полезные знакомства с нужными людьми со своей исторической родины.

Отсутствие реальных иностранных инвесторов, по-видимому, всерьез беспокоит правительство страны, которое активно рекламирует 24 особые экономические зоны Северной Кореи. В марте особая экономическая зона Кымгансан объявила, что хочет привлечь иностранные инвестиции на 20 млн долларов для строительства круизного корабля-казино, который будет курсировать между странами Юго-Восточной Азии, Северной Кореей и Россией.

Несмотря на официальную поддержку властей, которые запрещают ведение игорного бизнеса во всех остальных регионах страны, остается непонятным, есть ли хоть какой-то интерес к этому проекту со стороны иностранных инвесторов. Ланков говорит:

«В развивающейся экономике Северной Кореи главным камнем преткновения служит ситуация с иностранными инвестициями. Иностранцы приезжают в страну и видят, что им придется самим выстраивать всю инфраструктуру, или они лишатся всех своих инвестиций».

Отсутствие интереса со стороны иностранных инвесторов увеличивает зависимость Северной Кореи от Китая — ее главного торгового партнера и постоянного союзника. По словам одного бывшего американского чиновника, власти Северной Кореи осознали, что их страна слишком сильно зависит от импорта китайских товаров и благодаря этому у Пекина есть мощный рычаг воздействия на них.

Так как Пхеньян продолжает развивать свою ядерную программу, китайский лидер Си Цзиньпин испытывает серьезное давление со стороны президента США Дональда Трампа, настаивающего на ужесточении санкций против Ким Чен Ына. В феврале Китай ввел запрет на импорт угля из Северной Кореи — мера, которая, по мнению Квона, может стоить северокорейской экономике 1 млрд долларов в год.

Однако мало кто верит, что Китай в полной мере использует свое влияние на Северную Корею, и во вторник Трамп объявил, что эти усилия не привели к желаемому результату. «Я высоко ценю усилия, приложенные председателем Си и Китаем для урегулирования вопроса с Северной Кореей, но, к сожалению, они не привели к успеху. По крайней мере, я знаю, что Китай старался!» — написал Трамп в Twitter.

В то же время известно, что китайские чиновники отказываются отвечать на телефонные звонки своих коллег из Пхеньяна.

В ответ Северная Корея обрушилась с критикой на своего соседа-благодетеля в государственных СМИ. «Они отчаянно ищут инвесторов не из Китая, — говорит Абрахамян. — Пхеньян готов принять помощь откуда угодно, лишь бы не от китайцев».

Подготовила Тая Арянова

Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно