Сколько на самом деле стоит биткоин
Vitaly Taranov/Unsplash
Главная Финансы, BTC
Горячая тема
1 мая
3475 3k

Количественная теория денег позволяет вычислить стоимость криптовалюты с помощью простого уравнения. Проблема в том, какие данные в него подставить.

Чтобы рассчитать справедливую цену биткоина — $200, — потребовалось два экономиста, один обед и пара бутылок вина.

Еще один день им понадобился, чтобы понять, что они слегка ошиблись в расчетах, и справедливая цена биткоина составляет $20. Год назад криптовалюта стоила около $1200, в декабре взяла отметку $20 000, а сейчас торгуется на уровне $9000. Другими словами, по их расчетам биткоин до сих пор переоценен примерно на 40 000%. Ученые назвали свою теорию Côtes du Rhône в честь вина, которое пили.

О стоимости биткоина размышляли Саввас Савури, партнер в британском хедж-фонде, и Ричард Джекман, почетный профессор Лондонской школы экономики. Савури говорит:

«Благодаря вину мы пришли к этой идее. Оно стало стимулятором для наших умов».

Вопросом о справедливой стоимости задаются миллионы трейдеров, технарей, блогеров, спекулянтов и мошенников, очарованных биткоином. Какова ценность криптовалюты, состоящей из строчек кода? Ее не поддерживает правительство или центральный банк, а способы применения довольно ограничены. Так какова же ее цена? $2, $2000 или $200 000? Реально ли провести рациональный анализ, или остается только полагаться на безумие толпы?

Ответить на этот вопрос непросто. Покупка биткоинов не несет никакой прибыли или доли в блокчейне, лежащем в его основе. Биткоины можно только хранить в кошельке или потратить. Вероятно, именно поэтому Уоррен Баффетт назвал идею об огромной внутренней стоимости биткоина злой шуткой — криптовалюта не приносит прибыли, поэтому ее ценность определить невозможно. Однако 2 млрд долларов, вложенные в криптовалютные фонды в прошлом году, намекают на то, что внутренняя стоимость биткоина все же отлична от нуля. Если биткоин — валюта, а у валют есть внутренняя стоимость, то должен быть какой-то способ (хотя бы приблизительный) определить его ценность.

За помощью Джекман и Савури обратились к количественной теории денег. Она была сформулирована в 1911 году Ирвингом Фишером, однако ее истоки восходят к работе Коперника о последствиях порчи монет. Теория утверждает, что стоимость денег зависит от предложения и скорости обращения.

Зная общее число монет, скорость обращения и объемы приобретаемых на них товаров и услуг, можно рассчитать цену. Так что эксперты учли, что в обращении находятся 15 млн биткоинов (на сегодняшний день их число выросло до 17 млн, — прим. ред.), а каждая монета используется для платежей в среднем четыре раза в год. Джекман и Савури подсчитали, что на 60 млн потраченных биткоинов были куплены товары и услуги на 1,2 млрд долларов. Используя теорию Фишера и его последователей, можно (упрощая некоторые моменты) разделить 1,2 млрд на 60 млн и получить справедливую цену биткоина в долларах — $20.

Пока что все просто. Однако оказывается, что одно и то же уравнение дает совершенно разные результаты в зависимости от начальных условий. В сентябре Дэн Дэвис, аналитик компании Frontline Analysts, опубликовал свое исследование внутренней стоимости биткоина, первоначально проведенное в 2014 году. Дэвис тоже воспользовался количественной теорией денег, однако в его случае справедливая стоимость биткоина составила около $600.

10 декабря Марк Киркер, учитель математики в одной из средних школ Калифорнии, представил собственный анализ, основанный на аналогичном уравнении. Он заключил, что цена биткоина должна быть гораздо выше уровней, существовавших на тот момент. С тех пор он пересмотрел свою оценку и считает, что справедливая стоимость криптовалюты составляет $15 000.

Как можно получить совершенно разные оценки стоимости, используя одну и ту же теорию? Дело в том, что наше понимание криптовалют по-прежнему несовершенно. Мы знаем максимальное число биткоинов в обращении (21 млн) и скорость обращения основных валют. Однако мы не знаем, насколько широко биткоины будут распространены в будущем, как часто будут совершаться операции с ними и для каких целей они будут использоваться. Например, Дэвис в своей работе оценивал спрос на криптовалюту, исходя из размера теневого рынка лекарственных препаратов и наркотиков — очевидной области применения для достаточно анонимных цифровых валют. По мнению ООН, его размер превышает 120 млрд долларов. Подставив это значение в уравнение, Дэвис получил $600.

Для Киркера незаконный оборот наркотиков и спрос со стороны преступников являются лишь частью истории. Он включает в уравнение, в том числе, финансовые системы некоторых развивающихся стран, где криптовалюты могут занять нишу традиционных банков. Но с таким количеством неизвестных факторов уравнение становится слишком запутанным. Даже в обычной экономике скорость обращения денег и курс могут значительно отклоняться от фундаментальных показателей. Дэвис говорит:

«Я не удивлен полученной оценкой и понимаю, что она может легко измениться на пару порядков в любую сторону».

Некоторые убеждены, что дисперсия оценок объясняется простым фактом: криптовалюты — это что-то уникальное, поэтому они требуют формирования совершенно новой школы экономического мышления. Возможно, некой количественной теории криптоденег.

Джон Пфеффер, бывший партнер KKR & Co, опубликовал несколько работ по этой тематике. Он убежден, что технология поставила старое уравнение с ног на голову. Топливом для криптовалют служат каналы связи и вычислительные ресурсы, и теория должна это учитывать. Он представляет мир, в котором более мощные компьютеры и быстрые каналы связи со временем приведут к снижению затрат на содержание криптоэкономики, в то же время радикально увеличив доступность и скорость работы. Кроме биткоина на рынке уже существуют сотни других цифровых валют, намекая на значительное место в экономике будущего.

Если в будущем криптовалюты станут формой экономических ресурсов (таких как топливо, вода или электричество), можно ли разбогатеть, скупая их сегодня и храня в кошельке? Нет, считает Пфеффер. По его мнению, чем популярнее некая криптовалюта, тем выше вероятность, что ее стоимость будет стремиться к нулю. Скорость обращения может значительно возрасти, при этом стоимость услуг в криптоэкономике может сильно упасть. В таких условиях количественная теория денег дает однозначный ответ: внутренняя стоимость валюты будет снижаться. Другими словами, криптовалюты способны изменить мир, параллельно оставив многих людей с бесполезными токенами.

Впрочем, энтузиастам биткоина, мечтающим о богатстве, он оставляет надежду: есть вероятность, что некоторая криптовалюта станет хранилищем ценности в цифровом мире. Цифровое золото займет особую нишу в экономике и будет иметь совершенно другую цену. Если им станет биткоин, его внутренняя стоимость может возрасти до 260−800 тыс. долларов.

Это не так далеко от миллиона — оценки Джеймса Альтуреша, гуру самосовершенствования. Разработчик программного обеспечения Джон Макафи заявил, что биткоин вырастет до 500 тыс. долларов. Позже он увеличил свой прогноз в два раза. Пфеффер занимает более осторожную позицию, предупреждая о высоком риске потери инвестиций. В частности, в декабре он написал:

«По разным причинам все это может упасть до нуля».

Таким образом, оценка биткоина в меньшей степени зависит от конкретных цифр и в большей — от того, во что он превратится в будущем. Подобная расплывчатость привлекает обожающих рисковать оптимистов из мира венчурного капитала, привыкших к тому, что их инвестиции либо приносят огромную прибыль, либо превращаются в ничто. К примеру, Uber ежегодно теряет невероятную сумму денег, однако является одним из самых дорогих стартапов мира. Классическим инвесторам сложно оправдать такую ставку, используя традиционные метрики.

Но это также означает, что наука и искусство идут рука об руку. Количественная теория — пример того, как одно уравнение можно подогнать под различные сценарии или желания. И она на рынке не одинока: оценки биткоина основываются на таких факторах, как популярность сети, затраты на майнинг и объемы транзакций. В итоге инвесторы сталкиваются с кашей из всевозможных цифр. По крайней мере у Uber хотя бы есть финансовые отчеты, которые можно проанализировать.

Люди с хорошей памятью наверняка помнят разнообразие количественных анализов, применявшихся для оценки новомодных классов активов прошлых лет, таких как интернет-акции и секьюритизированная ипотека. Их часто представляли инвесторам как новые метрики или радикальные инвестиционные тезисы. Однако иллюзия исчезала с наступлением очередного кризиса. Савури говорит:

«Постоянно ведутся разговоры о новой парадигме, однако это то же мясо, только под другим соусом».

Он считает, что энтузиасты криптовалют должны прислушиваться к выводам традиционной экономической теории, а не игнорировать их.

По мнению Савури, чтобы разобраться в изобилии теорий и оценок, следует вернуться к одной, универсальной и всеобъемлющей — теории большего дурака. В ней говорится, что всегда найдется дурак, готовый купить актив по более высокой цене. Правда проблема в том, что дураки не плодятся в геометрической прогрессии.

Подготовила Евгения Сидорова

Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Free market quotes
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно