Что сделка с Volvo значит для Uber
AP Photo/Eric Risberg
Главная Финансы, Uber, Беспилотные автомобили

Как соглашение с Volvo отразится на будущем сервиса такси.

При всей своей технической сложности Uber — относительно простой в понимании бизнес. У компании нет физических активов, и она не нанимает водителей — программное обеспечение связывает людей, которые хотят куда-нибудь доехать, с другими людьми, которые хотели бы их подвезти, а Uber получает часть денег.

Мы знакомы с этой механикой и финансовой стороной такого типа посреднического бизнеса благодаря eBay, Priceline, магазину мобильных приложений Apple и многим другим подобным компаниям. Но теперь грядут перемены, ведь Uber, похоже, решила обзавестись физическими активами, что ставит ее бизнес-модель под сомнение.

Да, Uber — самая дорогая в мире частная технологическая компания, но она до сих пор не знает, кем хочет стать, когда вырастет.

Uber подписала соглашение с Volvo о покупке 24 тыс. внедорожников, которые станут частью будущего парка беспилотных такси — сообщается, что компания готова заплатить 1 млрд долларов или больше за автомобили, которые будут поставлены в 2019−2021 годах. Только что у компании не было никаких активов, а через несколько лет у нее окажутся тысячи постоянно устаревающих автомобилей.

Многие технологические компании, работающие над ПО для беспилотных автомобилей, очень старались не держать машины в собственности: они дешевеют, им нужно менять колеса и пылесосить коврики — все это плохо для бизнеса.

И в этом направлении Uber тоже движется: недавно Daimler AG раскрыла информацию о партнерстве с американским стартапом, подразумевающем участие беспилотных машин автопроизводителя в их парке.

Но теперь Uber еще и заказывает десятки тысяч автомобилей за годы до появления реального спроса на услугу. Это решение компании стало ценным напоминанием о том, что, хотя несколько инвесторов и оценили потенциал Uber примерно в 68 млрд долларов, ни они, ни широкая публика до сих пор не знают, станет ли будущий Uber зарабатывать деньги на посредничестве между водителями и пассажирами (а также доставлять заказы из ресторанов и т. д.).

Если компания владеет парком автомобилей и собирает плату за извоз, это больше похоже не на работу посредника, а на бизнес компании Hertz. Удивительно, что Uber так высоко оценивается, хотя никто толком не знает, откуда возьмутся прибыли.

Вопросы о бизнес-модели Uber — это не единственная проблема компании. У нового генерального директора Дары Хосровшахи много задач: восстановить корпоративную культуру, прекратить противостояние инвесторов, а также справиться с конкурентами на самых разных рынках и вести непрекращающуюся борьбу с регуляторами.

5 вещей, которые нужно знать о новом генеральном директоре Uber

Да, если Uber изменит бизнес-модель в сторону беспилотных машин — хотя пока непонятно, когда к этому будут готовы технологии и законодательство, — компания решит одну из своих бизнес-задач, сделав сеть водителей ненужной. Однако, как становится ясно в свете заявления Volvo, появление на сцене беспилотных автомобилей поднимает массу вопросов о стратегических и финансовых перспективах компании.

Сейчас оценка Uber предполагает, что компания понимает, куда движется, а на практике это, очевидно, не так.

Подготовила Тая Арянова

Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно