Каждый хочет инвестировать как Баффетт
MorozkiArt
Главная Финансы

Крупные инвестиционные фонды — и многие другие люди с деньгами — ищут способ освоить модель долгосрочного инвестирования, которую использует Уоррен Баффетт. Это непросто.

Несколько лет назад управляющие фондами прямых инвестиций устали наблюдать со стороны за тем, как Berkshire Hathaway (NYSE: BRK.A) Баффетта делает знаковые инвестиции в Kraft Heinz и BNSF Railway. Они тоже хотели участвовать в игре.

Однако для этого им потребовалось бы много времени — по сути, десятилетия, и почти вечный капитал, который они должны были бы привлечь. Амбициозные управляющие, приобретающие контрольные пакеты акций компаний, делают ставку на то, что, привлекая долговременные средства, они получат капитал, подходящий для тех потрясающих мегасделок, о которых они мечтают.

Некоторые из крупнейших представителей отрасли, Carlyle Group, Blackstone Group и KKR, приступили к созданию своих подразделений, ориентированных на долгосрочные прямые инвестиции, найму команд и привлечению многомиллиардных вложений (или формированию долгосрочных партнерских отношений), чтобы вложиться в бумаги компаний, которые, согласно прогнозам, будут вести бизнес дольше, чем стандартный инвестфонд держит в своем портфеле те или иные акции.

«Более длительный срок владения бумагами, скажем, 10 лет, — это в некоторых случаях гораздо более естественный инвестиционный горизонт», — считает соруководитель Carlyle Global Partners LP Тайлер Зачем. «Например, это может быть удобно, когда мы сотрудничаем с семьей, и ее члены хотят иметь долгосрочного партнера и ограниченные права на выход, или в случае, если у руководства компании есть инвестиционный план, который они хотят реализовать в течение длительного периода времени», — объясняет он.

Крупные частные инвестиционные компании не единственные, кто ищет способ реализовать долгосрочную стратегию Баффетта. Растущая сеть глобальных инвесторов, которые ищут способ умножать миллиарды долларов на рынке прямых инвестиций, тоже ищут решение.

Баффет, однако, не обычный инвестор. Лишь немногие менеджеры обнаружили, что у них достаточно опыта, чтобы хотя бы попытаться сыграть в его лиге. Менее охотно придерживались традиционного трех— и пятилетнего периода вложений те фонды, которым удавалось показывать лучшие результаты.

7 инвестиционных советов от Уоррена Баффетта

Успех тех, кто меняет стандарты на рынке прямых инвестиций, может помочь индустрии разработать новую долгосрочную модель. Но даже те, кто уже использует долгосрочную стратегию, признают, что инвесторам и менеджерам потребуется некоторое время, чтобы проникнуться симпатией к этой идее.

«Компании с ограниченной отвественностью очень сложно пойти на то, чтобы вложить деньги на десять лет, не говоря уже о каком-то значительно более долгом сроке. Вы должны быть абсолютно уверены в фирмах и организациях, которым вы доверяете средства, учитывая сроки вложений», — говорит Зачем.

В 2016 году Carlyle привлекла 3,6 млрд долларов в свой долгосрочный фонд Carlyle Global Partners, который может проработать 20 лет. Зачем пришел в компанию в 2015 году, чтобы возглавить бизнес вместе с ветераном Carlyle Элиотом Меррилом. Они рассматривают долгосрочные фонды как естественное расширение современных платформ крупных фирм, которые становятся все более разнообразными.

К настоящему моменту у Carlyle заключено шесть сделок для долгосрочного фонда, в том числе сделка по приобретению за 723 млн долларов производителя и дистрибьютора льда Arctic Glacier Group Holdings Inc. в марте 2017 года и небольшие вложения в немецкую сеть клиник Schoen Klinik SE в июне 2016 года.

Blackstone Group, согласно ее отчету о прибыли за второй квартал, на сегодняшний день привлекла для своего долгосрочного фонда 4,8 млрд долларов, в том числе у таких инвесторов-тяжеловесов, как инвестиционный совет пенсионного фонда Канады, Национальная пенсионная служба Кореи, государственный пенсионный фонд Нью-Йорка и пенсионный фонд Северной Каролины. В январе Blackstone купила для своего 20-летнего фонда компанию Sesac Holdings, занимающуюся правами на музыкальные произведения.

Европейская компания CVC Capital Partners привлекла в свой долгосрочный фонд 4,4 млрд долларов, одним из инвесторов стал владеющая долей в компании инвестиционная корпорация правительства Сингапура.

Компания KKR & Co., чей соучредитель Генри Кравис в 2009 году назвал стратегию Berkshire Hathaway «идеальной моделью прямых инвестиций», тоже занялась долгосрочными вложениями. Чтобы инвестировать на длительный срок, она сформировала партнерство с канадским пенсионным гигантом Caisse de Depot et Placement du Quebec. В этом году партнеры купили USI Insurance Services LLC примерно за 2 млрд долларов, это стало их совместным долгосрочным вложением. Однако KKR еще не сформировала фонд для долгосрочных вложений.

Рынок в значительной степени ограничен крупными игроками, несколькими выдающимися в отрасли именами, у которых есть соответствующий послужной список и команда, внушающая инвесторам достаточное доверие, чтобы поручить им деньги на двадцать лет. «Я думаю, что собрать фонд на такой срок смогут немногие», — говорит Джим Треанор, глава службы советников по Северной Америке в LLC Pavilion Alternatives Group.

По словам Треанора, помимо рисков, связанных с сотрудничеством с тем или иным управляющим или фирмой прямых инвестиций в течение длительного срока, это может повлиять и на доходность инвестиционного портфеля портфельной компании или частного инвестора. «Одной компании трудно постоянно повышать свою стоимость на каждом этапе развития. Это должна быть большая компания с большой сетью контрагентов, которой доступны разнообразные инструменты повышения стоимости».

Уоррен Баффетт vs. Карл Айкан: С кого брать пример

Долгосрочная модель подходит не всем инвесторам. Некоторые крупные инвесторы, например, суверенные фонды благосостояния стран Азии и Ближнего Востока, могут позволить себе заблокировать миллиарды долларов на двадцать лет, но такая роскошь доступна немногим, поскольку инвесторам нужна ликвидность, объясняет Дэвид Фанн, исполнительный директор TorreyCove Capital Partners LLC.

В то время, когда многие инвесторы, такие как государственные пенсионные фонды США, с трудом добиваются соблюдения ожидаемой нормы прибыли, получая более низкую прибыль от вложений — даже с учетом долгого срока инвестирования и низких пошлин — это подходит не каждому, говорит он.

Возможно, это касается не всех, но Зачем из Carlyle видит все больше менеджеров и партнеров, которые пытаются освоить модель долгосрочного фонда, так как прибыль тех, кто первыми внедрил ее, доказала ее состоятельность.

«Конечно, для многих это звучит „интересно“ и „привлекательно“, но пока вы не займетесь этим вплотную, это трудно», — говорит он, добавляя, что запускать любой новый фонд сложно. «Есть обычные препятствия для запуска фонда, с которыми сталкивается каждый. И мы тоже».

Другими словами, это требует времени.

Подготовила Лиза Добкина

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно