Почему рынок энергетики переживет блокаду Катара
Главная Финансы, Нефть

Нефтяной стратег Bloomberg First Word Джулиан Ли о том, что мешает арабским странам устроить настоящую блокаду катарского экспорта.

Блокада Катара, несомненно, создает трудности для граждан небольшого эмирата на берегу Персидского залива. Однако его изоляция далеко не полная, и это явно свидетельствует о том, что связи между Катаром и его непростыми соседями не так-то легко разрушить. Похоже, рынок энергетики способен пережить дипломатические неурядицы.

Правители Катара поставили суверенитет страны в зависимость от экспорта углеводородов, в частности, природного газа, но теперь поставки оказались под угрозой из-за ограничений, введенных Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном и Египтом.

В чем конкретно заключаются ограничения, пока не до конца понятно. Некоторые представители властей Саудовской Аравии и ОАЭ говорят, что любому судну, отправляющемуся в Катар или из него, закрыт вход в их порты. Однако совсем недавно Федеральное управление транспорта ОАЭ США ограничило запрет только теми судами, которые принадлежат катарским компаниям и ходят под флагом Катара, а также запретило погрузку и разгрузку судов, ведущих торговлю с Катаром.

Проблемы Катара — проблемы всего мира

Уже есть данные о том, что запреты для судов, посещающих Катар, на вход в порты Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна влияют на катарский экспорт нефти и газа. Катару приходится предлагать покупателям скидки, которые могли бы компенсировать увеличение стоимости доставки.

В последнее время нефть с катарского месторождения Аль-Шахин на 70−90 центов за баррель дешевле, чем региональный дубайский эталон. В мае скидка составляла всего 25 центов. Согласно исследованию Bloomberg, трейдеры ожидают, что этот разрыв будет увеличиваться из-за сохраняющейся неопределенности относительно того, смогут ли суда, возящие катарскую нефть, заходить и на другие экспортные терминалы в регионе.

Запрет уже нанес урон. По данным Bloomberg, поставки сырой нефти и конденсата из Катара в первой половине июня снизились на 20% по сравнению со средним значением за весь май. Конечно, не следует делать слишком далеко идущих выводов на основании данных за две недели, так как одна партия может сильно повлиять на среднесуточные цифры, но тренд, похоже, установился.

Тем не менее рано утверждать, что страна неизбежно движется к стагнации. Суда по-прежнему берут груз в Саудовской Аравии и ОАЭ после загрузки в Катаре, как это было до запрета. С 5 июня, когда были введены ограничения, 13 танкеров были загружены сырой нефтью или сжиженным газом в портах Катара. Девять из них затем брали груз в Саудовской Аравии, ОАЭ или в обеих странах. Барьер между двумя странами и Катаром пока проницаем и вполне может таким и остаться.

Что касается интересов Европы, основная причина для беспокойства заключалась в том, что Египет может запретить проход через Суэцкий канал судам, перевозящим катарский газ. Но пока этого не произошло, суда с катарским газом все еще проходят через Суэц, хотя и реже, чем до начала кризиса. Два перевозчика газа изменили маршрут в Великобританию на более длинный, в обход Африки, однако не ясно по какой причине это произошло: из-за опасений относительно возможного запрета или по коммерческим соображениям.

Сам Египет по-прежнему получает катарский газ, но темп поставок также замедляется. С 5 июня на терминале Айн Сухна был разгружен только один танкер. В мае один танкер разгружался в среднем раз в пять дней.

Меры, принятые против катарского экспорта, можно назвать чем-то не намного более серьезным, чем неудобства. Эскалация запрета увеличит вред Катару, однако она нанесет ущерб и его клиентам, у которых также есть торговые отношения с Саудовской Аравией и ОАЭ.

Полная блокада может привести к повышению градуса напряженности. Если блокада помешает, например, крупному японскому или китайскому нефтеперерабатывающему заводу получить необходимую ему нефть, действия арабских стран из борьбы с упрямым соседом превратятся в фактор, дестабилизирующий глобальный рынок. Поэтому саудовцам выгодны как раз неопределенность и легко преодолеваемая блокада.

Но повлияет ли ситуация на цены на нефть? На прошлой неделе они опустились ниже уровня, который наблюдался в ноябре до того, как Организация стран-экспортеров нефти и примкнувшие к ней страны договорились сократить добычу. Это соглашение должно было привести рынок к балансу и заставить цены на нефть вырасти до $60 за баррель. Рост рост политической напряженности на Ближнем Востоке и угроза блокады поставок на мировой рынок примерно 500 тыс. баррелей нефти в день не способствуют росту цен на сырье.

Подготовила Лиза Добкина

Академия Insider.pro

Сколько можно заработать на этой новости?

Учись у профессионалов. Торгуй как профессионал.
Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно