Какими должны быть ICO, чтобы удовлетворять регуляторов
Главная Аналитика, ICO
Горячая тема
10 апреля
583 583

Джонатан Честер, основатель и глава компании Bitwage, которая занимается расчетом и переводом заработной платы в биткоинах, пообщался с представителями криптосообщества о ситуации с регулированием ICO в разных странах.

С начала 2016 года через первичные размещения токенов (ICO) было инвестировано более 8,8 млрд долларов, и все новые компании и предприниматели всего мира интересуются участием в этой новой волне фандрайзинга.

И это не поток маленьких проектов, финансируемых через краудфандинг — успех Telegram (компания привлекла 1,7 млрд долларов) показывает, что через ICO можно привлечь серьезные деньги, вполне сравнимые с традиционным финансированием компаний в ходе IPO (для сравнения: в рамках трех крупнейших IPO января было инвестировано суммарно всего 5 млрд долларов).

Главная сложность в этом вопросе — это регулирование. В мире есть три типа регуляторных режимов:

  1. Совершенно враждебный (Китай);
  2. Осторожный и строгий, но все же открытый (США);
  3. Открытый, дружелюбный и либеральный (Швейцария).

Особенность ICO в том, что весь бизнес здесь ведется в интернете, поэтому компании очень легко переехать юрисдикцию с подходящим законодательством.

Да, Китай полностью запретил проведение ICO, но США и ЕС, с их конкуренцией в области налогообложения и отношением к конфиденциальности данных, представляют собой более открытую среду. В этих юрисдикциях принято разделять токены, выпускаемые в ходе ICO, на две разные категории.

  1. Токены-ценные бумаги, напрямую связанные с ростом компании. Как правило, в этих юрисдикциях к ним принято применять правила, созданные для регулирования ценных бумаг.
  2. Прикладные токены, используемые в проекте продающей их компании. Они могут давать право предварительного заказа, членство в организации, скидку и так далее. Ценообразование у таких токенов свободное, и их стоимость лишь косвенно связана с ростом компании.

Обычно, чтобы отличить одно от другого, используется тест Хоуи, названный в честь дела, рассматривавшегося в Верховном суде США в 1946 года, когда две компании, WJ Howey Co и Howey-In-The-Hills Service Inc., предложили на продажу участки земли с растущими на них цитрусовыми рощами. Купившим же эти участки предлагалось сдать их компании в аренду, а уже она будет обрабатывать землю, собирать урожай и продавать плоды.

Верховный суд тогда постановил, что эта сделка квалифицируется как ценная бумага или «инвестиционный договор», который должен был быть зарегистрирован в Комиссии по ценным бумагам и биржам США, поскольку он соответствует четырем условиям:

  1. Это вложение денег;
  2. Ожидается получение прибыли от инвестиций;
  3. Деньги вложены в «общее предприятие» (такое, в котором интересы участников совпадают);
  4. Источником прибыли служит третья сторона или усилия промоутера.

Стоит иметь в виду, что, если вы этот тест не проходите, привлекаемые средства могут рассматриваться как доход, а не как инвестиции, что означает другой режим налогообложения.

Какими должны быть ICO, чтобы удовлетворять регуляторов
Хуан Льянос

Я поговорил о ситуации с регулированием в разных странах с Хуаном Льяносом, главой ConsenSys Fintech и Regtech с более чем десятилетним опытом работы в этой области и советником по регулированию в моей первой компании Bitwage. Вот что он думает:

«На данный момент любые различия и определения токенов исходят от представителей отрасли, а не от регуляторов — для последних никаких токенов не существует, а есть только „деятельность“ и „продукты“, регулируемые действующим законодательством. Некоторые регуляторы считают, что криптовалютные активы находятся в их юрисдикции, поскольку вроде бы соответствуют их области. Некоторые чиновники определяют виртуальные валюты как „денежные эквиваленты“ для регулирования денежных переводов и борьбы с отмыванием денег, другие считают их цифровыми товарами и предлагают регулировать как сырье, третьи считают их собственностью и предлагают облагать налогом.

Тем не менее, если брать более узкую область, финансирование стартапов за счет продажи токенов, то здесь правительство, вероятно, должно считать токены ценными бумагами или инвестиционными контрактами, если они соответствуют условиям теста Хоуи. Правда, несмотря на некоторые усилия участников рынка, люди по-прежнему не очень понимают разницу между криптовалютами и токенами, используемыми в определенных протоколах и приложениях, а также для инвестиций — все они отличаются правами, которые получает их владелец, технологиями, а также ценностью и возможной полезностью. В последнее время прикладные токены называют также пользовательскими, когда они представляют собой скорее потребительскую, чем спекулятивную ценность».

Хотя четкости определений нет нигде, Хуан рассказал, что именно на деле контролируют чиновники:

«Первое, на что сейчас обращают внимание регуляторы ценных бумаг и товаров — это мошенничество. Они смотрят, что компании обещают потребителям и инвесторам, и пытаются избавиться от очевидных мошенников и тех, кто не стесняется преувеличений. И этот подход представляется разумным, учитывая огромное число нереалистичных проектов и компаний, выдающих очевидно инвестиционные токены за потребительские.

Проблема — и для регулирующих органов, и для предпринимателей — состоит в том, что некоторые из выпускаемых цифровых единиц ценности с криптографической защитой, иначе называемых токенами, имеют двойственный характер. С одной стороны, их можно назвать потребительскими, поскольку они дают доступ к определенным сервисам, а с другой стороны, они представляют для покупателей инвестиционную ценность. Сегодня они существуют в правовом вакууме, не полностью соответствуя определению инвестиционного контракта согласно тесту Хоуи или его международных эквивалентов».

За статус самой дружественно настроенной к ICO страны идет борьба: обычно в список включают Сингапур, Люксембург, Эстонию, Литву, Гибралтар, Мальту и Каймановы острова, но, согласно моим исследованиям, возглавляет его Швейцария, занимающая четвертое место по чисоу ICO после США, Великобритании и России. Количество ICO само по себе не очень существенно — важнее история регулирования криптовалют и дружелюбие регуляторов.

Какими должны быть ICO, чтобы удовлетворять регуляторов
Томас Линдер

Томас Линдер — один из трех ведущих блокчейн-партнеров в швейцарской юридической компании MME. Фирма начала работать с криптовалютами пять лет назад и за это время накопила богатый опыт. ММЕ помогала команде разработчиков Ethereum разобраться с законодательными нормами, создавала фонд Ethereum в Швейцарии, организовывала предварительную продажу эфира и оказывала содействие в вопросах налогообложения и соблюдения регламентов. Также ММЕ помогала Xapo создать хранилище криптовалют в Швейцарии, работала над ICO таких известных проектов, как Parity, Tezos, Lisk, Cardano и Matchpool. По словам Линдера, в контексте вопроса ICO у Швейцарии три главных преимущества:

«Во-первых, либеральный подход к регулированию. Когда возникает некая проблема, власти решают конкретно ее. Например, если существует риск отмывания денег, они применяют нормы для борьбы с отмыванием денег. Однако если проект лишен этого риска, он не должен подпадать под действие данных законов. Регуляторы избирательно применяют законодательные нормы к каждому конкретному случаю, в отличие от США, где все агентства пытаются влезть в максимально возможное количество вопросов. Цель швейцарских властей — не распространять свои полномочия как можно шире, а концентрироваться на решении конкретных задач.

Во-вторых, прямой доступ к властям. Можно напрямую обсудить нормативные, юридические и налоговые последствия любого проекта с соответствующим агентством. Другими словами, достаточно разработать проект ICO, получить заключение властей и в дальнейшем не беспокоиться о проверках и расследованиях. Кроме того, в таких регионах, как Цуг, власти видят в вас клиента, а не потенциального преступника. Они знают, что вы не пытаетесь их обмануть, а стараетесь найти эффективные решения для всех сторон.

В-третьих, федеральная система Швейцарии опирается на децентрализованные идеалы. Здесь люди обладают реальной властью. Система федерализма состоит из общин, кантонов и федерального правительства, и основные полномочия сконцентрированы на местах. Повседневное управление инфраструктурой — образовательными учреждениями, транспортом, спортивными объектами и др., — осуществляется исключительно на местном уровне. Решения об увеличении налогов принимаются всеми членами общин путем голосования по бюджетам, налоговым ставкам и остальным вопросам. На федеральном уровне граждане могут предложить изменения в конституцию или налоги. Если их инициатива соберет достаточно подписей, она будет выдвинута на всеобщее голосование. Любой гражданин может оспорить решения федерального правительства и выйти со своими предложениями на государственный референдум».

Два месяца назад Агентство по надзору за финансовыми рынками Швейцарии (FINMA) выпустило руководство по выпуску токенов. Оно разделило их на три группы:

  1. Платежные токены;
  2. Утилитарные токены;
  3. Токены-акции, подкрепленные активами.

Влияние этого руководства Линдер оценивает следующим образом:

«Это позитивный знак. Регуляторы классифицировали различные токены; их разделение имеет смысл. Платежные токены подпадают под действие законов, направленных на борьбу с отмыванием денег. Утилитарные токены не подпадают под регулирование, а токены-акции подчиняются законам о ценных бумагах. Однако остаются гибридные категории, юридический статус которых пока не определен. Часто проекты попадают в две или даже во все три категории, поэтому в каждом конкретном случае разумно проводить независимый анализ. Похоже, что регулятор пытается подвести все токены под действие закона о борьбе с отмыванием денег, но мы не уверены, что суд поддержит его действия, поскольку иногда эмитирующая сторона не является финансовым посредником.

Тип ценной бумаги также имеет значение. Если она приравнивается к акциям или облигациям, то начинают действовать конкретные и довольно громоздкие правила проведения IPO. Если она больше похожа на производный или структурированный продукт с вознаграждением от оборота, лишенный реальной доли в акционерном капитале, а компания выпускает токены самостоятельно, то она почти не подпадает под требования, предъявляемые к эмитентам. Более жесткое регулирование применяется к продажам на вторичном рынке или к случаям, когда выпуском токенов занимается посредник — в этом случае ему необходимы лицензии дилера. В отличие от США, швейцарские регуляторы больше заботятся о вторичных рынках для этих новых видов ценных бумаг».

Но даже если выбрать страну с сильной нормативной базой, например, Швейцарию, регуляторы-тяжеловесы, такие как Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) и Комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC), могут оказывать определенной давление на местные органы власти и компании. Бенджамин Саутер, сотрудник международной юридической фирмы Kobre & Kim, которая специализируется на разработке защитных стратегий для компаний и частных лиц, столкнувшихся с государственными и частными исками, говорит:

«Правительственные агентства, такие как SEC и CFTC, выпустили множество предписаний в отношении криптовалютных компаний. Также в этот процесс вовлечены Налоговая служба США (IRS) и Агентство по борьбе с финансовыми преступлениями. В пространстве ICO начинают появляться частные иски от пострадавших инвесторов. На сегодняшний день действия американских регуляторов больше направлены на установление границ юрисдикции, которую эти агентства считают своей».

На самом деле SEC регулярно расширяет свою юрисдикцию на другие страны лишь на основании того, что ценные бумаги продавались американским инвесторам, компания работает на территории США или ее владельцы являются американскими гражданами. Это прекрасно иллюстрирует дело «SEC против Traffic Monsoon».

Саутер согласен с Льяносом в том, что SEC и СFTC при проведении проверок ищут признаки мошенничества, но добавляет:

«Первым делом SEC в пространстве ICO стало изучение деятельности проекта DAO. Комиссия впервые выпустила официальное заявление в отношении иностранной организации, включающей в себя граждан других стран и токены, дающие право на участие в организации. Многие полагали, что проект лежит за пределами того, что SEC считает ценными бумагами, регулируемыми законодательством США.

Однако SEC дала всем понять, что намерена широко толковать определение ценной бумаги и границы своей юрисдикции. Все токены в отрасли Комиссия считает ценными бумагами и намерена регулировать ее с помощью пресс-релизов и нормативных актов. Основную настороженность у участников рынка вызывает именно свободная трактовка границ юрисдикции».

Показательно не связанное с мошенничеством решение SEC в отношении компании Munchee. Стартап позволяет пользователям зарабатывать токены за написание отзывов о ресторанах и оплачивать ими еду и напитки. В свою очередь рестораны могут расплачиваться токенами за рекламу и продвижение.

SEC решила, что токены Munchee не являются утилитарными и не удовлетворяют требованиям теста Хоуи относительно инвестиций с ожиданием прибыли.

Думай как SEC: Как правильно провести ICO

Проанализировав размещение, SEC постановила, что «Munchee рекламировала токены MUN, и их покупатели рассчитывали на получение прибыли в будущем» и что «покупатели токенов обоснованно ожидали прибыли от усилий компании и ее партнеров». В положении о приостановлении деятельности Munchee SEC ссылается на отрывки из заявлений, документов и White paper компании, которые признает рекламой, например:

«Чем больше пользователей будет у платформы, тем дороже станут токены MUN».

«Прибыль в 199% при продаже по цене ICO! Регистрируйтесь на предварительную продажу!».

«Если вы купите токены достаточно рано, почти наверняка заработаете на них».

SEC постановила, что эти заявления, независимо от специфики токена, — инвестиционная оферта с ожиданием прибыли.

В конечном итоге регуляторы просто пытаются защитить потребителей. Перианна Боринг, президент Палаты цифровой коммерции — крупнейшей торговой ассоциации блокчейн-отрасли со 160 участниками, — говорит:

«Такие регуляторы, как SEC, прежде всего беспокоятся об обычных людях вроде пенсионеров, пускающих свои накопления на покупку токенов во время ICO и теряющих их».

И хотя на государственном уровне регулирование развивается медленно, частное правоприменение продвигается вперед благодаря гражданским искам.

Что касается исполнительной стороны, продвигать регулирование помогают групповые иски, например, иск против Tezos, собравшего 232 млн долларов в ходе ICO. Стартап обвиняется в нарушении законов о ценных бумагах и обмане инвесторов.

С другой стороны саморегулирование отрасли обеспечивает Token Alliance — организация, созданная Палатой цифровой коммерции. В настоящее время она насчитывает более 250 участников. Недавно Token Alliance выпустила руководство по созданию, проведению и продвижению ICO, взаимодействию с биржами, поддержанию прозрачности, надлежащему раскрытию информации и надежной защите потребителей.

Конечным результатом всех этих усилий станет расширение, демократизация и интернационализация доступа к капиталу. Век сертифированных инвесторов и бизнес-ангелов не закончен, однако отныне они не единственный источник финансирования.

Сегодня цена биткоина (Bitcoin) в три раза ниже, чем в декабре, однако она по-прежнему в шесть раз выше, чем год назад. Криптовалютный рынок перенес столь необходимую коррекцию без крахов и обвалов, и его капитализация на текущий момент составляет около 250 млрд долларов. Просто убедитесь, что, привлекая средства с помощью этого нового метода финансирования, вы все делаете правильно.

Подготовила Тая Арянова

Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Free market quotes
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно