Почему правительства перестали работать — и как это исправить
AP Photo/Eric Gay
Главная Аналитика

Арабская весна в Египте не смогла разбить старый строй, инициативы Обамы уже отменены Трампом, а ЮАР так и не стала «радужной нацией», о которой мечтал Мандела.

Многие правительства серьезно устарели. Они функционируют под гнетом забот конца XIX века, когда обрели свою нынешнюю форму. Тогда коммуникации были дорогими, а информацию было сложно собирать, поэтому верхи приобретали форму строго организованных иерархических структур, отвечающих за определенные вопросы, такие как безопасность или правосудие.

Сегодня все процессы в мире тесно связаны и проходят значительно быстрее, а информации стало намного больше. Мир изменился, но правительства остались прежними. Джефф Мулган, генеральный директор фонда инноваций Nesta и один из сопредседателей Совета по инновациям и предпринимательству Всемирного экономического форума, говорит:

«Во многих смыслах это пережитки прошлого. Нам не повезло, что правительства — какими мы знаем их сейчас — сформировались в эпоху, настолько далекую от современности».

Возьмем, к примеру, участие в политической жизни страны. Технологии и коммуникации предоставляют гражданам огромные возможности для волеизъявления, однако демократическое участие по-прежнему сводится к голосованию раз в несколько лет.

Почему правительства перестали работать — и как это исправить
Многие эксперты считают, что радикальная реформа этой системы не только желательна, но и абсолютно необходима

Глава программы геополитики и глобального будущего в Женевском центре по изучению политики в сфере безопасности Найеф Аль-Родхан говорит:

«Демократия — это эволюционирующее существо, и со временем оно должно становиться лучше».

Если правительства не идут в ногу с прогрессом, они все меньше и меньше отвечают потребностям граждан. Растет недовольство и раздражение людей.

Это уже происходит в даже, казалось бы, стабильных демократиях. Например, в США 43 млн человек проживают за чертой бедности — примерно 14% населения, по сравнению с 11% в 1973-м. Аль-Родхан говорит:

«Это неприемлемо ни с моральной, ни с социальной точки зрения».

Кроме того, подобное положение вещей чревато крупными неприятностями: «В определенный момент времени эти люди взбунтуются и создадут серьезные проблемы, ведь им нечего терять».

Основанные на выборах политические системы склонны к краткосрочному менталитету — чиновников обычно беспокоит лишь время до конца срока полномочий. Теперь, когда общества во всем мире стали более сложными, разнообразными, требовательными и связанными, правительства все чаще пытаются найти мимолетные решения, поставить поверхностные «заплатки». Но жертвуя будущим ради настоящего — например, пуская на самотек инфраструктурные проекты (как в Германии); увеличивая национальный долг на 1 трлн долларов ради сокращения налогов (как в США) или выжигая реликтовые леса, освобождая место под плантации (как в Индонезии), — они ставят под угрозу всеобщее существование. Анджела Уилкинсон, старший директор Всемирного энергетического совета и сотрудник школы бизнеса Saïd Оксфордского университета, говорит:

«Это может продолжаться очень долго, но когда система ломается, она ломается по-крупному».

Почему правительства перестали работать — и как это исправить
В Индонезии освобождают место под плантации, выжигая леса

Это не означает, что необходимо полностью упразднить правительства. Мулган подчеркивает, что ни одно развитое общество не сумело обойтись без правительства.

Также не следует разрушать существующие системы и начинать с нуля. Южный Судан пошел по этому пути и потерпел неудачу. Мулган говорит:

«Как практически любая сложная система, правительство зависит от ресурсов, опыта, знаний и возможностей. Все эти качества складываются на протяжении многих лет».

Реформирование

Следует трансформировать правительства, превращая их в формы, более подходящие для современной жизни: технологически подкованные, ориентирующиеся на данные и полностью глобализированные. В то время как некоторые власти идут по этому пути, другие, по словам Уилкинсон, «вовсе не собираются меняться».

Контрасты просто поражают. Например, в Швеции в средней школе дети учатся анализировать и распознавать фальшивые новости, в то время как в США президент регулярно сам становится их источником. Тайвань, Испания и Исландия изучают новые подходы к управлению, основанные на коллективном мнении, в это же время Россия и Турция движутся к автократии и тоталитаризму. Эстония открыла двери и приглашает всех желающих стать электронными резидентами, а Великобритания решила покинуть Европейский Союз.

Но несмотря на отдельные многообещающие примеры, сегодня большинство правительств, в том числе в Европе и Северной Америке, недостаточно продуктивны. Аль-Родхан говорит:

«Несмотря на заявленные политические свободы граждан, многие люди остаются бесправными из-за неприемлемого и растущего неравенства».

Даже если некий лидер или целое общество желает перемен к лучшему, они часто терпят неудачу на пути к поставленным целям. Арабская весна в Египте не смогла разбить старый строй и преобразовать правительство; многие инициативы Барака Обамы (борьба с изменением климата, повышение доступности здравоохранения, иммиграционная реформа) уже отменены; ЮАР так и не стала «радужной нацией», о которой так мечтал Нельсон Мандела.

Как правило, основным препятствием на пути изменений является структура. Частный сектор выступает источником идей по изменению сложившейся ситуации: например, шведский миллиардер проводит конкурс по разработке лучшей системы мирового управления. Но, как подчеркивает Уилкинсон, «нам необходимы инициативные и целеустремленные люди и из числа политиков».

Увы, правительства, как правило, не склонны к инновациям. Они хотят, чтобы кто-то другой выступал инициатором изменений, а затем пытаются его догнать. При этом решения принимаются в масштабах всей страны, без должного тестирования на маленьких группах людей. Уилкинсон говорит:

«Правительства избегают слова „эксперимент“, поскольку оно допускает возможность провала. Но мы не можем ждать идеального момента, и не должны мириться с устаревшими решениями».

Нация экспериментаторов

Некоторые страны начинают меняться. Премьер-министр Канады Джастин Трюдо заявил, что экспериментирование станет нормой при принятии решений на основе данных. Президент Франции Эммануэль Макрон выделил средства на исследования по совершенствованию работы правительства, а Объединенные Арабские Эмираты направили 1% государственного бюджета на инновации. Мулган говорит:

«Это совсем другой способ управления. Он совершенно не похож на традиционный, когда кучка людей в столице пишет закон, а затем заставляет миллионы граждан его выполнять. Речь идет о применении научного подхода ко всему правительству».

В научном подходе лидирует Словения благодаря программе Vision of Slovenia, запущенной в 2015 году. Аленка Смерколь, министр, отвечающий за развитие, стратегические проекты и сплоченность общества, говорит:

«Мир взаимосвязан, ожидания людей растут, и управлять становиться все тяжелее. Привычные методы больше не действуют. Мы поняли, что пора меняться».

Почему правительства перестали работать — и как это исправить
Словения лидирует в применении научного метода к управлению страной

Смерколь и ее коллеги быстро обнаружили, что подобный подход требует долгосрочного планирования с множеством небольших шагов и целей. Они установили срок — 2050 год — и стали решать, какой должна стать Словению к этому времени.

Вместо того, чтобы самим определять будущее страны, они потратили целый год на опросы представителей всех слоев общества и проведение различных семинаров. Смерколь говорит:

«Это было непросто, но мы обнаружили, что важно начать диалог с людьми и вернуть их доверие, если мы хотим что-либо изменить в правительстве».

Сопоставив результаты опросов с анализом глобальных тенденций и прогнозами, основанными на фактических данных, Смерколь и ее коллеги разработали 12 первичных целей развития до 2030 года. Все они служат единственной миссии: повысить качество жизни граждан. Будут внесены изменения в законодательство (например, поправки упростят процедуру найма иностранных работников), проведены структурные реформы, ужесточены экологические нормы. Смерколь говорит:

«Проект заставил людей заговорить друг с другом и вынудил чиновников задуматься о гибкой политике. В широком смысле этот подход, конечно, справедлив не только для Словении, но и для всей планеты».

Мировой порядок

Уилкинсон и другие члены ассоциации государственных служащих, экспертов и предпринимателей Govern-Mentality пытаются заставить людей думать о своих правительствах в аналогичном творческом ключе. Она говорит:

«Конечная цель — создать движения реформаторов внутри правительств».

Почему правительства перестали работать — и как это исправить
Южный Судан наглядно демонстрирует недостатки подхода, когда разрушается все старое и начинается строительство нового с нуля

По словам Уилкинсон, один из способов улучшить управление заключается в переходе правительства от государственного центризма к полицентризму. В этом случае потребуются общие руководящие принципы для поддержания сотрудничества и предотвращения доминирования одной из сил, а также совместные усилия по достижению общих целей, таких как сокращение выбросов парниковых газов или борьба с нищетой. По словам Уилкинсон, получившаяся система будет «динамичной, живой, разнообразной и несовершенной», но в конечном итоге объединит всех под общим видением, как это пытается сделать Словения.

При создании идеального правительства одним из ключевых элементов является защита достоинства, убежден Аль-Родхан. В своей книге «Sustainable History and the Dignity of Man» он пишет, что человеческие эмоции, аморальность и эгоизм никогда не должны перевешивать девять основных качеств: разумность, безопасность, права человека, подотчетность, прозрачность, справедливость, возможности, инновации и толерантность. Если некоторые из компонентов отсутствуют, система, скорее всего, будет работать нестабильно или полностью разрушится.

Почему правительства перестали работать — и как это исправить
Человеческое достоинство должно стать неотъемлемой частью правительственной реформы

Реальные случаи доказывают справедливость этой теории. Например, Финляндия известна своей уникальной системой социального обеспечения. Однако отсутствие возможностей и инноваций привело к многолетней утечке мозгов. Аль-Родхан говорит:

«Если у кого-то есть идея, система обязана создать условия для ее реализации, иначе нет роста и люди несчастливы. Это что-то вроде „американской мечты“».

Но существуют и другие решения. Запущенная ранее этой зимой организация Nesta объединила 30 правительств, включая Сингапур, Канаду, Чили и Австралию, в коллектив «реформаторских государств» для поддержки инноваций. Вместе политики, предприниматели и мировые лидеры пытаются найти новые пути применения данных и технологий в государственном управлении и улучшении общего состояния мира. Мулган говорит:

«Я убежден: можно создать правительство, которое действительно умеет учиться, совершенствоваться и думать. Через 20−30 лет лучшие из них будут делать то, чего сегодня мы даже не можем себе представить».

Подготовила Евгения Сидорова

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Free market quotes
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно