Как работает рынок поддельной дизайнерской мебели
Главная Аналитика

Подделки знаменитой дизайнерской мебели можно встретить повсюду: от безвестного интернет-магазина до IKEA и модного магазина на Манхэттене. Они сводят на нет весь смысл работы дизайнера, но бороться с ними чрезвычайно трудно, поскольку большинство потребителей просто не видят разницы и не хотят платить больше.

Последние полтора года основанный пять лет назад консорциум производителей мебели и дизайнерских фирм под названием BeOriginal Americas учил офицеров службы таможенного и пограничного контроля США отличать настоящие кресла Eames, Starck и Mies van der Rohe от подделок.

И это сработало: согласно выпущенному таможней «Отчету об изъятии объектов интеллектуальной собственности», в 2016 году ее служащие конфисковали 42 партии контрафакта на сумму около 4,2 млн долларов. В этом же отчете утверждается, что «эти действия помогли сберечь более 8 тыс. рабочих мест в США» — в соответствии с данными производителей мебели.

Как работает рынок поддельной дизайнерской мебели
Дизайнерские стулья, которые подделывают чаще всего

Впрочем, они борются против огромной индустрии. Во множестве офисов, гостиниц, в аэропортах, ресторанах и даже мебельных магазинах стоят предметы, которые, как их ни называй — «репродукцией», «репликой» или «оммажем», на практике остаются неавторизованными копиями.

Хотя обладателю кресла оно может показаться безвредным, да еще и бюджетным украшением гостиной, эти подделки угрожают экономике и окружающей среде, а также сводят на нет весь смысл работы дизайнера.

Подделка кресла Eames

Один из самых популярных «источников вдохновения» для изготовителей контрафакта — знаменитое кресло для отдыха Eames. Оно было создано супружеской парой, Чарльзом и Рэй Имс, в качестве элитной мебели, и его кожаная обивка и изогнутый фанерный каркас стал символом хорошего вкуса и достатка.

Первоначально оно было придумано для голливудского режиссера Билли Уайлдера, который хотел красивое английское клубное кресло для отдыха и чтения, которое ощущалось бы комфортно, как «севшая по руке старая бейсбольная перчатка».

Сегодня кресло по-прежнему собирается вручную на фабрике в Мичигане — процесс производства чета Имсов отлаживала четыре года. Оно стало современной классикой 50-х, и часто появляется на фотографиях знаменитостей, в телешоу и на обложках журналов, а также является частью постоянной коллекции музея современного искусства MoMA.

Когда оно появилось в прямом эфире в 1956 году, оно вызвало сенсацию, но совсем не любой зритель шоу Arlene Francis Home мог позволить себе выложить $310 (сегодня это около $2800). Так на рынке появились подделки.

К 1962 году они стали настолько распространены, что Имсы выпустили рекламу размером с журнальную полосу, предупреждающую клиентов о подделках. Объявление на задней обложке журнала Arts and Architecture призывало искать на изделии логотип компании Herman Miller, в то время единственного законного производителя кресла. (Сегодня мебель Eames для европейского и ближневосточного рынка выпускает швейцарская фирма Vitra).

Как работает рынок поддельной дизайнерской мебели
«Опасайтесь подделок». Реклама Eames на обложке журнала Arts and Architecture

В век интернет-торговли, справляться с подделками стало только сложнее. Быстрый поиск в интернете дает сотни вариантов: на Amazon, Ebay, Alibaba и во множестве других интернет-магазинов по всему миру. Да и вполне традиционный магазин Manhattan Home Design в Нью-Йорке рекламирует подделки — по словам одного из продавцов, они «не хуже, а то и лучше лицензионного продукта» — и даже предлагает учебное видео, помогающее отличить хорошую подделку от плохой. Да, в этом бизнесе есть свои ценители. (Издание Quartz направило в магазин Manhattan Home Design несколько запросов на комментарий, но не получило ответа).

В конце концов, все сводится к цене. Оригинальный стул Eames стоит 5 тыс долларов, а всего за $749 на Amazon продается очень похожая подделка, при том, что даже 15-сантиметровая модель кресла производства Vitra стоит дороже — $795.

Защита для дизайнеров

Защита интеллектуальной собственности дается дизайнерам мебели нелегко. Дело в том, что в США, чтобы получить патент на свой дизайн, нужно показать, что в конструкции есть некий уникальный элемент, но, даже если это удастся, патентная защита не распространяется на весь мир — а рынок-то сегодня глобален. И показательно, что даже страны ЕС не могут договориться о единой продолжительности действия патентов на дизайн.

В США кресло Eames и другие знаковые проекты подпадают под защиту фирменного образа изделия. Адвокат по вопросам интеллектуальной собственности Майкл Маккью говорит: «Фирменный образ защищает предмет мебели, если он стал ассоциироваться у потребителя с одним производителем».

Закон защищает внешний вид некоторых предметов, в том числе кресла Eames или бутылки Coca-Cola, навсегда, даже если все патенты просрочены.

Мало кто стесняется копировать чужие проекты. Скажем, в 2012 году высококлассная американская мебельная компания Restoration Hardware, не первый раз копирующая чужой дизайн, рекламировала металлический стул под названием Naval, аналогичный знаменитому стулу пенсильванской компании Emeco, известному как Navy.

Стул Emeco из переработанного алюминия, легкий и очень прочный, был спроектирован во время Второй мировой войны для ВМС США. Позже он получил название Emeco 1006 и из-за своей прочности стал популярен в комнатах для допросов полицейских участков, в тюрьмах и больницах.

Для производства одного кресла Emeco Navy требуется 10 дней и 77 последовательных действий, включая сложное литье, сварку и ручную отделку, которая производится на фабрике в Пенсильвании. Получившийся стул стоит $455, и на него дается пожизненная гарантия. Китайская же копия тяжелее, зато стоит всего $129.

Генеральный директор Emeco Грегг Бухбиндер говорит: «Последнее, что мне нужно — тратить деньги на судебные разбирательства, но если не реагировать на такие вещи, скоро нечего будет защищать».

В этом году Бухбиндер выиграл дело о запрете продажи версии производства Revoration Hardware, а также выиграл процесс против IKEA, которая планировала начать массовое производство копий стула Emeco, разработанного Норманом Фостером.

Чем плоха подделка?

Компании, ворующие классический дизайн, не тратят деньги на разработку, да и задача по выводу продукции на рынок решена за них — потребитель уже знает продукт. Бухбиндер также добавляет, что у крупных мебельных компаний вроде IKEA или Restoration Hardware, печатающих свои каталоги миллионными тиражами, гораздо больше рекламных возможностей, чем у оригинального производителя: «Средний потребитель считает, что это оригинальный стул».

Профессора права Кал Раустиала и Кристофер Джон Спригман в книге «Экономика пиратства» утверждают, что копирование в некоторой степени стимулирует инновации. Они пишут об одежде: «Подделки ускоряют цикл смены моды и провоцируют креативность. Когда вещь начинают подделывать, это значит, что пора двигаться дальше».

Другие эксперты утверждают, что подделки могут даже помогать распространению оригинального продукта — благодаря так называемому «парадоксу пиратства» подражатель часто повышает известность работы дизайнера, а с нею и спрос на его продукцию.

Впрочем, хороший мебельный дизайнер ориентируется не на новизну, а на долговечность — в этой области эпитеты «семейная реликвия» или «вечная вещь» являются лучшей характеристикой.

Внук Чарльза Имса Деметриос говорит, что сегодня, когда у большинства потребителей нет опыта ручного труда, трудно говорить с ними о подлинности. Он замечает: «Большинство людей, слыша слово „копия“, думают о перетаскивании файла из одной папки в другую. Это затрудняет разговор, потому что они считают, что копия и оригинал — это одно и то же».

Немаловажны и практические соображения. Колман Гатшолл, директор по стратегии и снабжению в Bernhardt Design Покупка, говорит, что подделки могут быть небезопасны для потребителя — их изготовители не дорожат своей репутацией, а значит, могут пренебрегать качеством или использовать, к примеру, фабрики в странах третьего мира, где люди вынуждены работать в невыносимых условиях. Например, оказалось, что в эргономичном офисном кресле Quantum, продававшемся в американской сети Office Depot и подозрительно напоминавшем Aeron от Herman Miller, использованы дефектные болты, что вызвало у ряда потребителей травмы спины.

В чем разница между дизайном и стилем?

Архитектор Бенджамин Чернер однажды сказал: «Сегодня мы видим эпидемию копирования без заботы о качестве. Мир тонет в подделках, напоминающих настоящие вещи, но при этом минимально функциональных».

Бучбиндер обвиняет культуру подделок в искажении понимания того, что такое на самом деле дизайн. Он объясняет:

«Дизайн стула начинается с ученых, химиков и инженеров, работающих над материалами и производственными процессами. Дизайн — это совсем не только форма, но мне кажется, что средний потребитель этого не понимает, он думает, что платит за форму».

В рекламе дизайнерского кресла акцент обычно делается на форму, отделку и материалы, но ведь дизайн мебели, как и любой хороший дизайн, это в первую очередь поиск решения конкретной проблемы. Например, хорошее офисное кресло не опрокидывается, когда сидящий в нем человек откидывается назад. Модель Navy была создана для ВМС США — им был нужен стул, «выдерживающий воду, соленый воздух и матросов», а кресло для отдыха Eames так и манит образом комфорта. Подделки же, подражая стилю, могут не решать задачи, поскольку производитель об этом не думает — ему главное выпустить побольше и подешевле.

Подготовила Лиза Добкина

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно