Конец эпохи азиатских магнатов
AP Photo/Kin Cheung
Главная Аналитика, Китай

За последние полвека резкие перемены, которые произошли в Азии, привели к возникновению целого поколения миллиардеров. Теперь им пришло время уходить на покой.

Гонконгский миллиардер Ли Кашин, который оставался одним из самых богатых людей в мире на протяжении десятилетий, заявил о намерении в следующем году, когда ему исполнится 90 лет, уйти в отставку с поста председателя совета директоров своей флагманской компании CK Hutchison Holdings Ltd.

Кашин родился в Китае, а начальное состояние сделал в Гонконге на производстве пластиковых цветов — и превратил этот бизнес в международную империю, делающую деньги на недвижимости, энергетике, портах, телекоммуникациях и розничной торговле.

Передача власти заранее названному преемнику, старшему сыну Виктору Ли, станет самым заметным событием подобного рода в плеяде стареющих миллиардеров Гонконга и Юго-Восточной Азии. Процветание этих магнатов было обеспечено сочетанием деловой хватки и политических связей, часто с авторитарными правительствами — именно такой подход приводил к успеху в постколониальных азиатских странах, а в последнее время — и в Китае, который открыл миру свою экономику.

Если изучить список миллиардеров журнала Forbes, составленный в 2017 году, 10 богатейших людей Гонконга и Юго-Восточной Азии старше миллиардеров из других регионов — их средний возраст составляет 80 лет.

Это, в частности, 93-летний малайзиский торговец сахаром и пальмовым маслом и отельер Роберт Куок, 78-летний тайский король курятины и свинины Дханин Чеараванонт и 92-летний филиппинский сначала обувщик, а позже строитель торговых центров Генри Си. Все они выходцы из китайских эмигрантских семей, ставшие самыми богатыми бизнесменами в своих странах.

Роберт Куок передачу власти не анонсировал, но его старший сын сейчас возглавляет совет директоров основной семейной компании. Дханин Чеараванонт в начале этого года передал бразды правления своим сыновьям; старший из них стал председателем совета директоров компании, а Генри Си сделал наследниками своих шестерых детей.

При этом часть инвесторов сомневается в том, смогут ли выросшие в роскоши и получившие образование на западе наследники миллиардеров управлять доставшимися им империями так же эффективно, как и их отцы. Многим из них не хватает политических связей и смелости патриархов, а кроме того, сейчас возможностей для быстрого обогащения стало меньше.

По данным Forbes, суммарное состояние этих 10 семей составляет 160 млрд долларов.Дома они пользуются огромной властью, и все чаще покупают активы за рубежом — по данным Dealogic, за последние 10 лет они потратили на иностранные приобретения почти 200 млрд долларов.

Ли Кашин в своих знаменитых роговых очках оседлал китайский экономический бум, после чего распространил интересы своего бизнеса на британские сотовые сети, австралийские коммунальные предприятия и канадских производителей кондиционеров. Представитель CK Hutchison сказал The Wall Street Journal, что основатель холдинга «иногда говорит о будущем уходе и выражает уверенность в том, что Виктор возглавит компанию».

Состояние Ли Кашина составляет 33 млрд долларов, и его уход от дел может заставить акционеров задуматься о будущем CK Hutchison — недавно она потерпела неудачу при попытке приобрести мобильные сети и энергетические активы в Великобритании и Австралии суммарной стоимостью около 10 млрд долларов, при этом портовому и девелоперскому бизнесам бросают вызов уже китайские миллиардеры.

У отца и сына Ли разная репутация: Кашин известен как харизматичный бизнесмен, тонкий политик, продумывающий каждую сделку. А Виктор, который получил образование в Стэнфордском университете и 30 лет провел в тени отца, — как более замкнутый человек, контролирующий детали.

Сохранение наследия уходящего на покой основателя — проблема, знакомая компаниям всего мира. В Азии этот вопрос стоит особенно остро, поскольку магнаты, имеющие обширное влияние на экономику своих стран, в основном принимают решения единолично.

При этом известно, что, когда передача власти проходит плохо, цена для заинтересованных сторон может оказаться огромной. Джозеф Фэн, профессор финансов Китайского университета в Гонконге, изучил около 200 семейных компаний в Гонконге, Сингапуре и Тайване, и показал, что в среднем за период передачи власти они теряли 60% стоимости.

Между тем, экономический ландшафт Азии быстро меняется — семьи, сделавшие состояния на недвижимости, энергетике и сырье, осознали, что китайские предприниматели и хайтек-бизнесмены вытеснили их из первых рядов.

Еще в 1996 году магнаты из Гонконга и Юго-Восточной Азии занимали 8 из первых 25 позиций в мировом рейтинге Forbes. Сейчас Ли Кашин остается последним, соперничая за титул богатейшего человека Азии с интернет-предпринимателем Джеком Ма из Alibaba (NYSE: BABA) и магнатом-девелопером Ваном Цзяньлинем из Dalian Wanda Group.

Что покупают азиатские миллиардеры

Из всех наследников 52-летний Виктор Ли — один из самых опытных: он начал работать в компании отца в 1985 году, после учебы в США.

Впрочем, многие части империи Ли управляются его властными соратниками. Кроме того, у Виктора Ли, в отличие от отца, нет личных отношений с китайскими лидерами и понимания сложной и разнообразной политической жизни Китая. Фэн, изучавший карьеру Ли, говорит:

«Основное преимущество Ли Кашина — его личные отношения с различными людьми. Их трудно передать по наследству — вряд ли его сыну удастся подружиться с китайскими политиками».

При председателе Си Цзиньпине связи старшего Ли с Пекином ослабли. Китайские порты переманивают клиентов у гонконгских терминалов империи Ли, да и китайские девелоперы все чаще заходят на его территорию, так что Виктору компания достается в трудное время.

Люди, знакомые с этой семьей, говорят, что младший сын, 50-летний Ричард, в большей степени унаследовал умения и харизму отца, но он уже давно, использовав семейные деньги, занялся собственным бизнесом в области СМИ и телекоммуникаций — впрочем, с переменным успехом.

Пока Виктор Ли все еще остается в тени своего знаменитого отца. Как рассказывают свидетели, несколько лет назад, когда старший Ли и Виктор посетили празднование дня рождения королевы Елизаветы II в британском консульстве в Гонконге, дипломаты выстроились в очередь, чтобы сделать селфи с магнатом, а Виктор стоял в стороне, и на него никто не обращал внимания.

Участники деловых встреч с участием обоих Ли говорят, что, согласно протоколу, первым в такой ситуации говорит отец. Обычно сначала выступает старший Ли, который описывает общую картину происходящего в контексте мировой обстановки и будущего Китая, не забывая упомянуть о своей глубокой привязанности к Гонконгу. Затем слово переходит к Виктору, который часто подробно говорит о различных идеях, что порой напоминает происходящий в реальном времени мозговой штурм.

Старший Ли привык использовать для налаживания связей личное обаяние. К примеру, когда в штаб-квартиру CK Hutchison, расположенную в небоскребе, приезжают гости, он спускается на лифте, чтобы лично поприветствовать важных гостей, а на встречах задает личные вопросы о семье и увлечениях визитеров.

Друзья семьи Ли говорят, что Виктор ведет в Гонконге довольно изолированную жизнь — он, его жена и дети обитают в одном особняке с отцом, и вся его социальная жизнь происходит во время поездок в Канаду (у него канадское гражданство). Как говорят осведомленные лица, отчасти замкнутость Виктора может быть последствием травмирующего опыта 1996 года, когда его похитили вооруженные китайские бандиты.

Тогда Ли Кашин заплатил за его освобождение выкуп в 1 млрд гонконгских долларов (134 млн долларов США). Позже лидер банды был пойман в Китае, осужден и казнен.

Подготовила Тая Арянова

Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно