Почему самые надежные инвестиции самые скучные
AP Photo/Jeff Chiu, File
Главная Аналитика

Меррин Сомерсет Уэбб, главный редактор журнала MoneyWeek, о том, какая реальность ожидает крупные компании и что это значит для инвестора.

Google (NASDAQ: Alphabet Class A [GOOGL]) объявил о намерении приобрести купить 300 «модульных квартир», чтобы помочь сотрудникам, которые столкнулись с высокой стоимостью жилья в Кремниевой долине. Если вам кажется, что это щедрое предложение, вы слишком мало времени проводите в соцсетях.

Самой популярной реакцией на новости о том, что сотрудники Google вскоре смогут жить в типовых кондиционируемых квартирках с лейблом компании, здесь стало саркастическое замечание «Google проводит бета-тестирование феодализма». У человека, разместившего эту запись, было всего 312 подписчиков. Через 19 часов у твита было 18 тыс. репостов и 37 тыс. лайков.

Пользователей соцсети живо заинтересовал вопрос: что же будет дальше?

Зарплата в виртуальных ваучерах, которые можно использовать только в интернет-магазине компании? Собственный банк Google, выдающий чеки? Ближе к концу обсуждения казалось, что сотни пользователей Twitter в один голос напевают классический блюз «Шестнадцать тонн» («Выдал шестнадцать тонн, и что ж? На день старше, бедней на грош. Прости меня, Боже, не жди в раю — заложил конторе я душу свою»).

Но как это касается инвесторов? Еще несколько лет назад новость о том, что Google может позволить себе покупать жилье для персонала, однозначно заслужила бы высокую оценку. Теперь все в лучшем случае насмехаются и бормочут, что «модульная квартирная единица» — просто причудливый термин для цыганского фургона.

Крупные технологические компании вступают в совершенно новую реальность, в которой они все сильнее зависят от общественного мнения и политики. Это не значит, что они больше не смогут менять жизнь к лучшему или перестанут быть удивительными и волнующими. Это значит, что очень дорогой сектор экономики вот-вот столкнется с весьма серьезными трудностями в плане налогов и законодательного регулирования.

С этой мыслью я решила перечитать раздел из инвестиционного ежегодника Credit Suisse Investment Returns за 2015 год. В этом выпуске Элрой Димсон, Пол Марш и Майк Стонтон из Лондонской школы бизнеса рассказывают, как инвесторы должны оценивать вес акций в разных отраслях для долгосрочного портфеля.

Их первое замечание по нашей теме кажется совершенно очевидным — если б о нем не так легко было забыть. Время, в которое мы живем, не так уникально, как мы любим думать. В прошлом уже случались периоды небывалого технического прогресса.

В 1900 году «практически никто не водил машину, не пользовался телефоном, не использовал электрическое освещение, не видел ни одного фильма или не слышал музыку в записи. Никто не летал на самолете, не слушал радио, не смотрел телевизор, не использовал компьютер, не посылал электронные письма и не использовал смартфоны. Не было никаких рентгеновских лучей, МРТ, анализов ДНК, пересадки органов, и никто никогда не принимал антибиотиков».

Мы снова и снова наблюдали взлет и крушение захватывающих новых начинаний. Стоит помнить, что когда-то даже судоходные каналы были революционной технологией, которая разрушила бизнес многих сухопутных переводчиков. В период между концом XVIII века и 1824 годом на Лондонской фондовой бирже дебютировали более 60 операторов каналов, «которые, в пересчете на современные деньги, привлекли более 32 млрд долларов».

К 1792 году их акции торговались в безумных объемах. Но внезапное развитие железных дорог (которые оказались в 60 раз эффективнее, чем каналы) привело к полному краху этой отрасли. К середине 1800-х акции операторов каналов упали на 75%. Эта ситуация позволяет найти ответ на вопрос, каким будет ваш доход, если вы слишком задержитесь в новом, бурно растущем секторе экономики. И ответ таков: не очень высоким.

Как правило, аналитика по итогам IPO показывает, что новые компании отстают от рынка: 2499 компаний, разместивших акции в Великобритании с 1975 по 2004 год, через пять лет после IPO в среднем отставали от конкурентов на 30%.

Инвесторам на фондовом рынке редко удается заработать на новых технологиях. Наибольшую прибыль обычно получают сами инноваторы, венчурные инвесторы и, конечно же, потребители, если трактовать прибыль в широком смысле (именно они по-настоящему выиграли от появления как железнодорожных сетей, так и поисковых систем).

Чем дольше предприятие торгуется на бирже, тем, как правило, лучше его динамика: инвесторы склонны переоценивать новые и недооценивать старые компании. Но сегодня проблема в другом: мы вообще не склонны недооценивать компании, независимо от их возраста.

Сегодня все дорого. Посмотрим, к примеру, как менеджеры CFIC CRUX UK Fund (которые справедливо считают надежную оценку акций «очень сложным делом») оценивают весьма опытную Unilever (EURONEXT: Unilever [UNA]).

Традиционно считается, что компания оценена верно, если коэффициент EV/R (оцениваемая стоимость к выручке) составляет 0,1 на каждый 1% операционной маржи. К примеру, при операционной марже в 15% коэффициент EV/R должен равняться 1,5.

Аналитики оценивают операционную маржу Unilever на следующие три года в 16,1%, 16,9% и 17,8%, соответственно. При этом ее текущий коэффициент EV/R равен 2,9 — почти вдвое выше, чем можно было бы ожидать.

Это не обязательно означает, что что-то должно пойти не так. Если затраты на рабочую силу не будут повышаться, а цены на продукцию продолжат расти, это может быть хорошо. Но такая предельная погрешность слишком высока — как для технологического сектора, так и для любого другого.

Итак, мы живем в мире высоких цен и высокой неопределенности. Есть ли на этом рынке хоть один сектор, который сможет обеспечить надежную прибыль в течение следующих 10 лет?

Аналитики CRUX предполагают, что это банки, которые сильно пострадали из-за низких процентных ставок и сейчас недооценены. Поэтому они могут выступить в качестве своего рода страховки от повышения процентных ставок ФРС США.

Но, как ни посмотри, 10 лет — слишком долгий срок, чтобы полагаться только на один сектор. Банки могут пострадать от технической ошибки или изменений в законодательстве. Ставки могут остаться низкими. По фондам почти наверняка ударит повышение доли частных инвесторов с небольшим капиталом. Нефтяные компании могут пострадать от резкого повышения энергоэффективности.

Если последние несколько лет чему-то нас и научили, так это тому, что прогнозирование — неблагодарное дело. Правильный выбор почти всегда выглядит очень скучно: вкладывайтесь в недорогой, хорошо диверсифицированный в разных отраслях и странах фонд, менеджеры которого умеют выбирать недооцененные акции. Задача долгосрочного инвестора — сохранить свой капитал, а не рискнуть всем во имя роста.

Если вы хотите вложиться в активный фонд с интересными акциями в портфеле, для вас — Caledonia Investments (LSE: Caledonia Investments [CLDN]). В противном случае ваш выбор (и это действительно скучно, извините) — Vanguard FTSE Global All Cap Index. Ваш всего за 0,24% в год.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Подготовила Тая Арянова

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно