Как Google подчинил себе интернет
Paul Hanna/Reuters
Главная Аналитика, Google, Истории успеха

Тим Харфорд, экономист, журналист и автор книги «Экономист под прикрытием», о том как парочка студентов из Стэнфорда перевернула интернет-рынок и изменила мир.

По данным исследователей из Ланкастерского университета, слово «гугл» уже встречается в разговорах чаще, чем слово «смерть» — всего 20 лет назад поисковик был всего лишь студенческим проектом, а сегодня он занимает важнейшее место в нашей культуре.

Трудно вспомнить, как мы что-то находили в интернете до Google. Например, в 1998 году, введя запрос «автомобили» в самый популярный тогда поисковик Lycos, вы получали страницу, состоящую из ссылок на порносайты.

Почему? Владельцы порносайтов добавляли на страницы популярные поисковые запросы, в том числе и «автомобили», обычно очень мелким шрифтом или белыми буквами на белом фоне.

Алгоритм Lycos видел много упоминаний автомобилей и делал вывод, что такая страница будет интересна человеку, который их искал — сегодня такое описание работы поиска кажется смехотворно примитивным.

Впрочем, основатели Google Ларри Пейдж и Сергей Брин сначала вовсе не собирались совершенствовать поисковые технологии. Их проект в Стэнфорде был скорее научным, чем прикладным.

La primera versión de Google, Facebook y YouTube

В научных кругах, чтобы понять, стоит ли доверять определенной статье, обычно измеряют ее индекс цитирования, то есть число ссылок на нее из других статей, и, если на документ часто ссылаются статьи, на которые, в свою очередь, часто ссылаются, значит, он заслуживает доверия.

Пейдж и Брин поняли, что, если проиндексировать все ссылки еще молодого интернета, можно узнать, каким страницам по каким темам стоит доверять.

Правда, для этого сначала нужно было скачать весь интернет.

Это вызвало некоторые проблемы, поскольку проект сожрал почти половину пропускной способности стэнфордского подключения к сети, а университетский системный администратор был страшно разозлен — робот, составлявший индекс для Google, перегружал серверы.

Зато, когда Пейдж с Брином подобрали правильную реализацию алгоритма, оказалось, что они сделали отличный поиск по интернету.

На порносайты с крошечным текстом «автомобили автомобили автомобили» на другие автомобильные сайты не ссылаются. А если вы искали в Google машину, вероятнее всего, получали то, что нужно.

Пейдж и Брин быстро нашли инвесторов, и Google из студенческого проекта стал частной компанией — ныне одной из крупнейших в мире с прибылью в десятки миллиардов долларов в год.

Впрочем, первые несколько лет основатели компании тратили деньги и не знали, удастся ли вернуть их обратно. И они были не одиноки.

Во время бума доткомов акции убыточных интернет-компаний стоили невероятно дорого — все надеялись, что рано или поздно стартапы нащупают жизнеспособные бизнес-модели.

Скорость и прозрачность

И Google нашел такую бизнес-модель в 2001 году — это были рекламные объявления с оплатой за клик. Рекламодатели платят Google, когда пользователь, который ввел в поисковик определенные слова, переходит на их сайт. Google же устраивает аукцион для рекламодателей, конкурирующих за одни и те же запросы, и самую дорогую рекламу показывает рядом с «естественными» поисковыми результатами.

Понятно, почему это понравилось рекламодателям: ты платишь только тогда, когда человек, уже заинтересовавшийся твоим товаром, переходит к тебе на сайт.

Это гораздо эффективнее, чем, к примеру, объявление в газете. Даже если читатели по большей части принадлежат к вашей целевой аудитории, большинству из них все равно не нужно то, что вы продаете.

Неудивительно, что с появлением Google доходы газет быстро упали, и они начали искать новые бизнес-модели.

Впрочем, это не единственный эффект появления хорошего поиска — несколько лет назад консалтинговая компания McKinsey попыталась назвать другие важные последствия.

Одно из них — экономия времени. Исследования показывают, что Google приводит к нужной информации втрое быстрее, чем поиск тех же сведений в библиотеке, даже если не считать время на дорогу. И найти в интернете нужную организацию тоже втрое быстрее, чем в «Желтых страницах» или любом справочнике.

Таким образом, по мнению специалистов McKinsey, достигнутый рост производительности труда выражается в сотнях миллиардов долларов.

Еще одно преимущество — прозрачность цен. Это значит, что вы можете, стоя перед прилавком в магазине, найти, сколько оно стоит в других местах, и поторговаться — да, это раздражает продавцов, но полезно для клиента.

Также нельзя забывать об эффекте «длинного хвоста». В обычных магазинах нет смысла занимать место в витринах экзотическими и редко покупаемыми товарами — проще и выгоднее сосредоточиться на немногочисленных бестселлерах.

Наличие же работающего поиска позволяет при желании найти иголку в стоге сена, так что многие интернет-магазины предлагают очень широкий ассортимент.

В итоге клиент, который ищет конкретный редкий товар, получает шанс его найти, а не довольствоваться компромиссным вариантом из ближайшего супермаркета, а предприниматели могут смелее инвестировать в производство нишевых продуктов, будучи уверены, что они дойдут до потребителя.

А это выгодно и бизнесу, и потребителям.

Естественная монополия?

Впрочем, проблема все же есть.

Google доминирует на поисковом рынке — на сервис компании приходится около 90% всех мировых запросов, и бизнес многих компаний полностью зависит от места сайта в результатах поиска.

Google же постоянно совершенствует свои алгоритмы.

Да, компания дает общие рекомендации, каким должен быть «хороший» сайт, но методика оценки результатов непрозрачна — в частности потому что авторы не хотят давать злоумышленникам информацию, которая поможет им обмануть систему. И мы возвращаемся к автомобилям и порнографии.

В интернете легко найти (спасибо, Google) предпринимателей и специалистов по поисковой оптимизации, недовольных той властью над бизнесом, которой обладает поисковик — если Google сочтет, что вы применили неподобающую тактику продвижения, вы будете понижены в поиске. Один из блогеров выразился так:

«Google — и судья, и присяжные, и палач».

Недовольные возмущаются: «Вас наказывают за нарушение правил, но вы даже не знаете, что это за правила!».

В итоге попытки соблюсти требования алгоритмов Google подобны попыткам умилостивить всемогущего, капризного и непостижимого бога.

Здесь можно сказать, что, пока результаты поиска устраивают пользователей, проблемы предпринимателей могут никого, кроме них, не волновать, а если пользователи станут недовольны, найдется другая пара студентов из Стэнфорда. Логично?

Неизвестно. В конце 1990-х в поиске была конкуренция, а теперь это рынок, обладающий многими свойствами естественной монополии, и на него очень трудно выйти новому игроку.

Дело в том, что один из важнейших источников данных для улучшения качества поиска — это анализ того, как вели себя пользователи, когда им показали определенные результаты: куда они кликали и с каких ссылок возвращались обратно.

Ни у кого нет такого объема этих данных, как у Google, поэтому, возможно, еще много поколений будут воспринимать интернет через призму этого сервиса.

Подготовила Тая Арянова

Бонус: 7 причин купить акции Alphabet и никогда их не продавать

Читайте также:

Хотите узнать больше о гражданстве за инвестиции? Оставьте свой адрес, и мы пришлем вам подробный гайд

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть
Что происходит на рынке? Будь в курсе!
Только у нас бесплатные котировки и все финансовые новости в одном месте.
Закрыть
Спасибо за регистрацию
Поставь лайк, чтобы мы и дальше могли публиковать интересные материалы бесплатно